Женские народные обряды

Ляльник
Накануне Юрьева дня — 5 мая, празднуется Ляльник. Ляля-Леля — одна из двух Рожаниц — дочь — дева — женская потенция. Переход из Лели в Ладу, сопровождающийся качественными изменениями в организме девушки и связанные с ее родовой функцией, это момент становления девушки женщиной. (Лада — богиня брака и благополучия). Девушка становилась женщиной подобно тому, как весенняя, еще не вспа­ханная яровая пашня пахалась в этом году впервые и засева­лась семенами. Во время праздника проводился обряд-игра, посвященный проводам Лели. Под вечер на большой площади собиралось несколь­ко десятков старух, женщин и девушек в особых, хранимых для этого случая, белых одеждах (на Руси белый цвет – цвет смерти, т.е. цветовой символ перехода из одного мира в другой). Девушки выбирали из своей среды самую красивую, и она исполня­ла роль Ляли. Для Ляли изготавлива­лась особая дерновая скамья, которая, символизиро­вала землю с начавшей прорастать растительностью. На середину скамьи садилась увенчанная венком Ляля, а по сторонам от нее на скамью укладывались приношения: по одну сторону — хлеб, а по другую — кувшин с молоком, сыр, масло, яйца и сметана. Девушки водили хоровод, про­славляя ее как кормилицу и подательницу урожая. По оконча­нии хороводной пляски и пения Ляля наделяла девушек венка­ми.

Дай вам бог жить-поживать
Да добра наживать,
Чтобы скот плодился,
Чтобы хлеб родился.
Сколько на болоте кочек,
Чтоб столько у вас было дочек,
Сколько в лесу пеньков,
Чтоб столько было сынков.
Пожелать вам осталось,
Чтобы старость вас не брала.

Во время обряда скручивания невесты было обязательным пение песни «Семена ли мои, семена», которая имела магичес­кое значение для ее будущего плодородия и была широко изве­стна:

Семена, вы мои семена,
Немного вас семян,
Только три поля широкие.
Уж как девья-то краса
Во меду валялася,
Полотенцем утиралася;
Уж как бабья-то краса
По подлавочью таскалася,
Отолалкой (отымалкой) утиралася

Во время этого обряда молодую посвящали в сан женщины, благословляли на материнство и при этом выс­казывали благопожелание: «На первую ноч­ку бог даст сыночка».
С этого времени в жизни природы и в жизни женщины начинается плодородный период. В это время пелись песни, в которых напрямую уже говорилось о женском плодородии:

Где девки шли,
Сарафанами трясли —
Там рожь густа,
Умолотиста…
Ой, где девки шли, там и рожь густа.
Ой, где вдовы шли, там трава росла,
Что трава росла высока, зелена;
Где молодушки шли, там цветы цветут,
Ну, цветут цветы по всей улице,
По всей улице да по бережку,
Что по бережку под кусточками.

Женщина и земледельческие работы
В течение всей и зимы и весны, до начала посевных работ, женщины занимаются творением образа не только своей будущей жизни, но также и творением образа будущего урожая. Также продолжается процесс творения образа растения или плода и в сам момент его посадки. Женщина своими действиями сообщает семени того овоща, который сажает, его вид: форму, цвет, плотность, вкусовые качества, т.е. она творит совершенный образ плода, который она хочет вырастить на своих грядках через некоторое время.
Контакт человеческого тела с землей обеспечивал ус­пех севу. Участие в севе женщины считается нежелательным в любой форме. Даже простая встреча с женщиной по дороге на поле даже не с целью сева льна предвещает плохой его урожай. Возможно, такой подход к роли женщины в посевных работ связан с позднейшими культурными представлениями о ней. В сущности, в процессе посевки и уборки урожая четко проявляются два основных этапа: процесс посева – кидания семени в почву, с которым, безусловно, связан мужчина, и процесс уборки урожая, в котором вся основная работа лежит на женщине. Но ведь то же происходит и в процессе зачатия и рождения ребенка: муж бросает семя, а жена родит дитя. Но такое разграничение не есть противопоставление — это есть закономерный переход из одной стадии процесса в другую.
Но что интересно, если в процессе посадки, например, льна действия посева и действия уборки урожая строго закрепляются за мужчинами и за женщинами, то огородничество, как правило, находится только в введении женщин. Чтобы капуста была большая, как голова, женщина складывает две «рассадины» капусты крестом у себя на голове, хватает себя за голову или завязывает на затылке платок; сажая редьку, женщина поглаживает себе лодыжки, так как форма овоща должна походить на лодыжку. Женская нагота очень благоприятна для роста овощных культур. Для этого женщины и девушки нередко обнажались целиком в момент посадки семян. Не всегда присутствие мужчин воспринималось негативно. Зачастую мужчина приглашался женщинами принять участие в этом деле, т.к. любое семя нуждается в оплодотворении. А присутствие женщины на поле при посеве льна отрицается в любом качестве.
Эротические элементы направлены не только на то, чтобы разбудить плодоносящие силы земли-матушки, но и на то, чтобы улучшить само качество будущих плодов. Чтобы огурцы и лук не горчили, женщины целуются через грядку либо друг с другом, либо с мужчинами. Способность к плодоно­шению растения непосредственно связывается с плодовитостью сеятеля. Если женщина после климакса посадит огурцы, они не завяжутся, если женщина, сея редьку, заглядится на мужчину, редька пойдет в семена.
Непосредственно в телесный контакт с землей вступает и сам человек, принимавший участие в севе. По окончании сева льна сеятель катается по ниве. После посадки тыквы катаются по земле, чтобы тыквы стелились; раскидывают руки в стороны, чтобы бот­ва простирались по земле. После жатвы женщины катаются по полю и просят отдать свою силу, приговаривая: «Жнивка, жнивка, отдай мою силку». Также закармливают землю-матушку, тем самым насыщая ее.
Когда наступает время страды, то наступает время активизации женских сил. Страдать – усиленно трудиться Земля страдает — значит, когда женщина рожает она трудится и когда земля рожает — она тоже трудится. т.е. время страды – это время уборки урожая, это время не стенаний и плача земли, а время отдачи того, что она родила.
Для современной крестьянки жатва – это тяжелая работа и близко не соотносящаяся с праздничным состоянием, а для женщины традиционной культуры время жатвы – это время праздника, потому что матушка земля уродила урожай, который обеспечит сытую жизнь на всю зиму! В первый день жатвы женщины надевали самые свои лучшие наряды и шли в поле. Они наряжали себя и обряжали окружающий их мир! Женщина обряжает себя во все чистое и праздничное и также убирает дом. (Она делает все то же, что весной делал мужчина-сеятель, когда шел сеять). Женщина застилает чистой скатертью стол, чтобы встретить новый хлеб. По дороге в поле и в момент начала жатвы она ни с кем не разговаривает, т.к. пустая болтовня повредит урожаю. Как правило, в первый день женщина жала в голом виде. Как мужская нагота способствовала зачатию, так жен­ская нагота облегчает роды, а уборка урожая соотносилась с процессом родов. При зажине раздается то же угощение, что и на крестинах: сжав первый сноп, женщины съедают кашу, а ос­таток опрокидывают на сноп. Пожилые женщины в таких обрядах не участвовали, чтобы не остановить плодородящую силу, чтобы не умалить плодоносящие силы земли. При окончании жатвы небольшую часть колосьев оставляли несжатой на поле. Этот пучок колосьев женщины связывали или заламывали, прижимая при этом к земле, чтобы вернуть земле ту силу, которую забрал урожай. Также зарывали в землю хлеб с солью с целью кормления земли. Все это делалось для того, чтобы сохранить силу матушки-земли и в то же время силу снятого урожая.
При жатве соблюдался ряд предосторожностей. Если женщина перевяжет сноп, сжатый другой, она может завязать детей у сжавшей, или за­вязать у женщины спорынью, или от нее мужчина отвяжется.
Именно для того, чтобы женщина могла совершать работу в поле и по дому с радостью, и нужны были обряды, подобные посвящению в сан женщины, так как они давали возможность женщине научиться прибывать в молитвенном состоянии по отношению к труду. И переход из одного половозрастного состояния в другое обязательно должен был сопровождаться обрядом-посвящением для того, чтобы женщина каждый раз проходила обновление.

Венчание скота
Одним из немаловажных обрядов данного периода был обряд венчания скота, что соотносилось с брачной символикой данного периода: свадьбы в мире природы, в мире животных, в мире людей.
Пастух делал два венка, один из которых надевал на хозяйку, другой на корову. Позднее хозяйка доила корову через этот хранила его в течение года (для лечения коровы) или просто в хлеву. Пастух же, участвующий в этих действиях в отношении скота или птицы, вел себя как подобает священнику, который венчает на брак молодую чету.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42