Детская календарная обрядность

Книга

«Народные забавы»

Аннотация к этой книге:

Эта книга раскроет перед Вами мир увлекательных народных традиций, обычаев и игр, которые являлись не только увеселением для наших прабабушек и прадедушек, но и возможностью решать свои повседневные проблемы.

Вступительная статья

«Два образа детства: картина детства и детство-мечта».

Ребенок играет куклой, кошка — мышью,

а всяк — любимою мечтою.

«От земли — чист, от воды – светел», — так говорили когда-то о русском человеке, который шел по земле и нес в себе свет, а его мечта освещала ему путь. Потому и земля наша называется Русью – так ее название писалось на санскрите: Сурья – Светлая, Светозарная. Так и в сказках она звалась — Белый Свет…

Шел человек по земле, и она расстилалась перед ним чистым полем. А чтобы в поле не заблудиться, люди научились ориентироваться по звездам. Сразу вспоминается поговорка: «Жизнь прожить – не поле перейти». И, действительно, жизнь больше любого поля. Поэтому, чтобы не заблудиться и не пропасть в житейском поле, и нужна была человеку путеводная звезда – Мечта!

Освещает ли Вам путь Ваша мечта? Помните ли Вы о ней или уже навсегда поверили, что мечты никогда не сбываются? Но ведь каждый ребенок – мечтатель. Вы тоже когда-то были ребенком, значит и… мечтателем!

Не так ли?

Картина детства – это тот образ детства, который есть у каждого из нас, но который запрятан очень глубоко в тайниках нашего сознания. Поэтому его так сложно обнаружить. А если и удается, то чаще всего это уже не целостный образ, а «обрывки» некогда существовавшей яркой картинки, вобравшей в себя недополученную материнскую теплоту, недостаток ласковых отцовских речей, невозможность часто слышать похвалу от бабушек и дедушек – то, что составляло содержание образа «Детство-мечта».

Образ «Детство-мечта» – это тот образ счастливого детства, в котором хотел жить ребенок, образ того, что он не получал в реальной жизни. И этот образ очень притягателен, потому что там хорошо! Вспомните: «А хорошо было бы, если…»

Отзывается?

Возможно, Вы и по сей день в тайне от себя тешитесь надеждой (как бы это парадоксально не звучало) проснуться рано утром в день рождение и увидеть на подушке подарок, красиво обернутый в шуршащую бумажку и перевязанный яркой ленточкой, а из-за двери услышать тихие радостные напевы кого-то из близких; о волшебных новогодних праздниках, о чудесах на Рождество, о получении приятных подарков от крестных родителей.

Но некоторые из Вас, повспоминав, могут сказать, что именно такое детство у них и было, а ощущения того, что детские мечты осуществлены, нет до сих пор, словно бы что-то где-то внутри так и осталось нереализованным. И Вы будете правы, потому что в Вашей памяти два образа детства переплелись между собой и свои мечты теперь воспринимаются как часть реальной картины детства, но в глубине сознания мы знаем – этого не было, или этого было слишком мало.

И, несмотря на то, что Вам дарили подарки на день рождение, а некоторым даже клали на подушку, ощущение несправедливого отношения к себе со стороны старших, вероятно, и по сей день и по сей час очень болезненно откликается в Вас.

Ваши надежды и ожидание, что к Вам с момента рождения будут относиться, как к равному и предоставят возможность делать свой собственный выбор, так и остались мечтами, в осуществление которых Вы давно не верите. Вы считаете, что так и должно быть, и к своим детям уже относитесь по большей части так же, как относились Ваши родители к Вам. Но независимо от того, верите ли вы в осуществимость своей мечты или нет, она у Вас есть!

Примерно к пяти годам у каждого из нас образ детства-мечты уже сформирован, причем, надо отметить, сформирован во всех деталях и тонкостях, с мельчайшими подробностями, вплоть до оттенков, запахов и звуков.

Но куда же он исчезает потом? Если этот образ не находит своего воплощения, то он Вами забывается и забывается специально, чтобы в дальнейшем не испытывать боль за то, что пришлось предать самое заветное.

«Если у меня есть образ, — просчитывает за Вас Ваше мышление, — а я никак не могу претворить его в жизнь, то, следовательно, я – ни на что не годный слабак?!» А кому хочется признаваться в своей слабости?

Вот и принимается решение: лучше забыть, пусть даже самое заветное, чем постоянно натыкаться на то, что я не могу это осуществить. Причем надо заметить, что речь идет о том, чтобы сделать для себя, чтобы воплотить свою собственную мечту. И оказывается, что делать и жить для себя стало самым сложным. Некоторые из нас в детстве обещают себе: «Когда вырасту, то уж обязательно сделаю то-то и то-то», — но и это решение с течением времени забывается, так как человек смиряется с жизненными обстоятельствами и отказывается бороться за свою мечту. А если даже человек и помнит о своем заветном желании и старается воплотить его в жизнь, то он не отдает себе отчет, что необходимо соотнести свою детскую мечту с потребностями того возраста, когда он это желание исполняет, то есть он забывает пересмотреть решение, принятое в детстве.

И подобная ситуация приводит, как правило, к неудовлетворенности, так как потребности у «себя маленького» и у «себя большого» могут сильно отличаться друг от друга. В результате человек не получает желаемого удовлетворения, и это тоже убивает мечту. Поэтому, для своего же собственного спокойствия человек, как правило, предпочитает смириться и взять то, что ему предлагает кто-то и не делать того, что он хочет сам, то, что ему необходимо. «Все равно не получиться или не дадут!» — нашептывает нам Лень — «убийца Мечты».

Но нереализованные желания, которых с момента прихода в этот мир накапливаются в огромное количество, так и гложут человека. Ведь желания – это осознанная потребность, а потребность – это необходимость удовлетворить недостаток в чем-либо. И если внешний мир не в состоянии удовлетворить потребность человека, то потребность начинает удовлетворять себя за счет человека – глодать, разрушать его. И длится этот процесс будет до тех пор, пока потребность либо не удовлетворит себя, либо человек не умрет.

И даже если человек знает, чего хочет, далеко не всегда он в состоянии это сделать для себя самого. Что же мешает? Одно из многочисленных решений, принятых давным-давно и забытых: «Быть, как все, чтобы было легче выжить в сообществе людей».

Но посмотрите, легче ли быть как все, а не самим собой?

Научитесь слышать самого себя и не бойтесь, что Вам могут поставить запрет быть самим собой. Если Вы читаете эту книгу, то Вы уже в том возрасте, когда можете постоять за себя.

Очень важно, чтобы в детстве потребности ребенка удовлетворялись в соответствии с выбором ребенка, а не только в соответствии с выбором взрослого, и чтобы делалось это вовремя! «Не опаздывай, и не обранивай, а делай все в пору!» — говорили старики. Но это правило касается и взрослых – выросших детей.

Многие из нас по сей день помнят, а некоторые и пользуются приговоркой «Скушай ложечку…», когда кормят ребенка, в особенности, когда ребенок не хочет кушать, а родители хотят, чтобы он доел. Ребенку приговаривают: «Скушай ложечку за маму, а вот эту за папу, а вот эту за бабушку…», — и так до тех пор, пока тарелка не станет пустой.

А если ребенок уже наелся и не хочет кушать за кого-то? И почему он должен это делать? Первозданность этого обряда утеряна и сейчас представляет собой механическое воспроизведение одного и того же бессмысленного действия, повторяемого из поколения в поколение. Если раньше первые ложки пищи приносили в жертву Богам, то это было заложено в основу крестьянского мировоззрения. Человек ел вместо Бога, но его устами. А через некоторое время сидящие за этим столом сами уйдут в Ирий (Райскую страну, место обитания душ предков) и вновь обретут божественный статус. Предки – это Боги. Родители для каждого из нас – тоже самые первые и самые красивые Боги. Но с течением времени мы видим, что они не соответствуют нашим представлениям о них, как о Богах. … И кушать за них нам совсем не хочется, а главное – непонятно зачем это делать, если они сами могут взять ложку и съесть. Ведь прежде чем прибегать к подобному действию, следует объяснить его смысл. А если родитель и сам не понимает заложенного в это действие смысла, то выходит, что делает он это бездумно. Если смысл этого обряда утерян, то какой же смысл выполнять его ребенку? И выходит, что цель родителей заключается не в том, чтобы накормить ребенка и отпустить его в радостном состоянии дальше заниматься своими делами, после очередного наделения его собственной долей, а в том, чтобы им самим не доедать за ним или не выкидывать недоеденное, так как продукты питания стоят дорого. Поверьте, именно так и расценивают такое кормление дети. Таким образом, получается, что ребенку подменяют цель. И он вследствие того, что не обладает достаточной силой, вынужден согласиться, а, следовательно, поступиться своими собственными желаниями во благо исполнения желаний родителей. При этом в раннем возрасте ребенок не понимает, что это делают ему же во благо и расценивает такое кормление как насилие над собой или услугу, которую он оказывает родителям, тем самым, делая их своими должниками. И так с каждым из нас поступали не раз, и каждый раз мы вынуждены были соглашаться. Если же возникали попытки бороться, то они очень быстро пресекались, как правило, телесными наказаниями. Лишний раз быть наказанным не хочется вот и смиряешься с тем, что тебе говорят, и копишь перечень долгов и обид на взрослых, и этот перечень включаешь в свою Картину детства.

Для иллюстрации того, как создавалась Картина детства у наших предков, приведу один из примеров обрядового жертвоприношения пищи. 7 октября в день овинника-именинника (в христианской традиции святой первомученицы Феклы) проводился обмолот снопов. С этого дня начинали топить овины1. Овин в этот день отдыхал, а овинного, его хозяина, и молотильщиков угощали кашей и пирогами. Первый овин крестьяне называли именинником, для именинного овина варили молотильщикам кашу, обычно гречневую. Садясь за завтрак, молотильщики говорили: «На заревницу хозяину хлеба ворошок, а молотильщикам каши горшок». Самый старший из молотильщиков, взяв, вырезанную из свежей осины, широкую лопату, набирал ею зерно и, перекрестившись на восток, подбрасывал зерна на ветер, приговаривая: «Первую лопату во имя Отца, вто­рую во имя Сына, третью – во имя Святого Духа». Потом шли лопаты дедке, бабке, внучатам, всем добрым людям.

И Боги, и люди получали свою долю от нового урожая. Каждому было в радость получить свою долю. Вот тогда и был смысл приговаривать, кому какая доля – «ложка» — причитается. Таким образом, получается, что цель кормления: «Ложечка за …», — в традиционной русской семье была совсем другая: не накормить насильно зажравшееся, избалованное, неблагодарное дите, а приучить его к порядку распределения благ в этом мире – к уважению старших, почитанию и заботе о них.

Еще пример?

Задумывались ли Вы, уважаемые читатели, над тем, что в современном мире растет поколение детей с ярко выраженным умственным отставанием в развитии? Наши предки очень хорошо знали, что к родам необходимо готовиться не только физически, но и духовно, а уж сам процесс вынашивания представлял собой очень серьезный этап в развитии ребенка. К беременной женщине относились очень осторожно, ведь недаром существует такое количество всевозможных примет, касающихся именно беременных женщин. (Об этом Вы можете подробнее прочитать в моей книги из этой же серии под названием «Народные приметы и поверья»). Ребенок, вынашиваемый матерью, был очень чуток ко всем проявлениям, происходящим внутри нее, к ее состоянию.

Ошибка современного взрослого человека заключается в том, что он не относится к своему ребенку как к равному. Поэтому родители не выстраивают отношения «на равных», как правило, отношения выстраиваются по схеме «начальник-подчиненный» — так, как строятся отношения в современном обществе, задавленном командно-административной «тоталитарной» системой.

Подобная система является пирамидальной, а пирамида с течением времени имеет свойство разрушаться. Отношения на равных порождают совершенно другой образ общения, — это не система, а круг, в котором нет ни верха, ни низа, а есть единство и целостность.

Современный взрослый человек, как правило, человек неудовлетворенный. Дело в том, что современный человек пытается в любом возрасте «урвать» себе побольше, не обращая внимания на то, что уже к 40 годам пора задуматься о душе. Но как можно думать о душе, если еще не отработаны личностные проблемы, не удовлетворены собственные желания. Дети, приходя в этот мир, видят, что все хорошие места уже заняты. «Старики» не пускают «молодых» — нет равноправия: от «молодых» требуют выполнения определенных обязанностей, а от участия в распределении материальных благ отстраняют: «Молоко на губах еще не обсохло!», «Молод еще», «Тебе не положено».

И дети с малых лет начинают «скидываться» — уклоняться от возложенных на них обязанностей – скидывать их с себя. Каким образом? Для того, чтобы сделать выбор модели поведения, необходимо иметь образцы, из которых можно будет выбирать. И дети делают свой выбор исходя из того набора образцов поведения, который перенимают у взрослых. Копируя поведение взрослых, на неосознанном уровне, дети делают свой выбор в пользу всевозможных заболеваний, в том числе и психических.

За последнее время значительно возросло число людей, подверженных раковым заболеваниям. Скидывание в болезнь происходит по большей части в связи с тем, что человек хочет отомстить. Кому? Как правило, окружающему миру. Но вот способ мести, то есть восстановление справедливости, человек, как правило, выбирает неадекватный. Желая отомстить миру, человек, выбирая в качестве способа отмщения болезнь, мстит себе, то есть убивает себя. Зачастую этот выбор делается неосознанно. Человек только выбирает один из тех образцов поведения, которые сумел накопить за определенный срок своей жизни и запускает этот механизм в работу. В книге «Секреты доктора Захарова» в главе «Беседа вторая: Битва с опухолью» Захаров говорит: «Развитие злокачественных опухолей происходит на фоне появления в крови блокирующих факторов, «запрещающих» очисти­тельные реакции клеточно­го иммунитета. Приведу следующий поразительный факт: в лабораторных про­бирках лимфоциты больно­го убивают клетки его же собственной опухоли, одна­ко в самом организме они не в состоянии выполнить свою функцию»2. Следовательно, наш организм в состоянии выработать противодействие раковым клеткам, и приведенный факт как раз это доказывает. Но что же это за блокирующие факторы, которые запрещают организму бороться с раковыми клетками? Те самые принятые решения, которые или должны быть вовремя отменены или должны быть осуществлены.

Ребенок, как зеркало, отражает все, что видит и что передают ему через представления о мире взрослые – таково свойство мышления. Если ребенку сызмальства давать неверную картину мира, следует ли удивляться что мир вокруг него становится ненормальным — миром «Королевства Кривых Зеркал», и эти «кривые зеркала» отливают для детей взрослые. Дети же бьют их и не хотят жить в таком мире: они еще умеют смотреть на мир своими глазами.

Возможно, уже давным-давно настало время для пересмотра той картины мира, в которой мы предлагаем жить нашим детям.

Вы скажете, я сгущаю краски? Возможно, но вот только один из примеров подмены образного ряда в картине мира. В течение последнего тысячелетия исконные названия русских календарных месяцев были заменены на латинские и греческие. И получается, что, живя в России, мы пользуемся не своей традиционной системой названия календарных месяцев, а чужой. К тому же если сделать перевод четырех последних месяцев на русский язык, то получается:

Сентябрь от лат. septemсемь – в действительности девятый месяц

Октябрь от лат. octo восемь – в действительности десятый месяц

Ноябрь – от лат. novemдевять – в действительности одиннадцатый месяц

Декабрь от гр. deka (лат. decem) – десять в действительности двенадцатый месяц

Первые восемь месяцев названы по имени римских Богов и императоров. До сих пор существует мнение, что христианские названия праздников расставили все по своим местам. Но если присмотреться повнимательнее, то все как раз наоборот: христианской календарной системе пришлось приспособиться к существовавшим до нее обрядам. И по сей день все календарные названия дней имеют народную огласовку, потому что почитание святого соотносилось в сознании крестьянина или с каким-то природным явлением или конкретным действием, которое необходимо начать делать, в данное время года. Например, если месяц июнь носил название кресень или изок, то это означало, что этому времени года соответствует конкретное явление, за которым и закрепляется конкретный образ. Произошла смена одной картины мира на другую, следовательно, произошла мощная подмена образного ряда и была создана путаница в понятиях. Мир людей – это мир понятий того, как мы будем понимать явления этого мира и какие значения им придавать, божественный же мир – это мир Природы — тех явлений, которые являются Реальностью. Искажая реальную картину мира, мы уплотняют пленку между людским миром и божественным, тем самым все дальше и дальше мы сами отделяем себя от Бога.

В результате нет чистоты и первозданности образов, что стало привычным, то и хорошо. Люди не видят очевидностей, предпочитая видеть мир таким, каким хотят его видеть, а не таким, каков он есть.

Дети в традиционной культуре также смотрели на взрослых и … делали свой выбор в пользу игр, сказок, песен, плясок, хороводов. Взаимоотношения «маленьких» и «стареньких» были взаимовыгодны. И постоянно поддерживались, потому что одни нуждались в других.

В традиционных обществах желания ребенка, касающиеся работы, поощрялись. Ребенок с ранних лет учился делать все самостоятельно, и у него были свои собственные обязанности, соответствующие его возрасту. Если же ему требовалась помощь, он заключал взаимовыгодный договор, а не пытался на дармовщинку получить желаемое. Ему не давали готового, его учили тому, как получить это готовое. Предоставлять ребенку все готовое, означает, что ребенок начнет воспринимать это как норму, и это станет для него основным образцом поведения. Следовательно, в дальнейшем ребенок будет требовать желаемое как должное, а необходимость работать для достижения желаемого – как несправедливость по отношению к себе, за которую обидчикам надо отомстить.

В традиционных культурах определенному возрасту соответствовало определенное положение. Определенный статус, который, кстати сказать, был подкреплен и обрядовым действием-переходом. Например, женщина, у которой уже прошел климакс, не могла трапезничать вместе с женщинами, способными к деторождению, ведь она уже сделала качественный переход из одного состояния в другое. Теперь ее место – под иконами, в красном углу. Место почетное и ответственное – она, вместе с иконами, оберегает этот мир. Поэтому и кормить ее, как и Богов, надо отдельно.

В современном обществе человек старается любыми путями и в любом возрасте наверстать упущенное, так как не дополучил очень многого в детстве. В связи с этим и возникают проблемы как у детей, так и у взрослых. В традиционных культурах распределение доли было очень гибко и применялось к каждому человеку в соответствии с его возрастом и социальным статусом.

Издревле существовало мнение, что женщина после родов расцветает. Сейчас мы наблюдаем совершенно обратную картину. И образцы русской классической литературы так же создают у нас иллюзию того, что такая картина мира была всегда. В курсе школьной программы по литературе почти нет произведений, где бы мы нашли образ радостной счастливой матери и радостного ребенка. Читая классические произведения русских писателей, мы окунаемся в огромное количество тягостных проблем. Кто-нибудь из читателей может мне возразить и вспомнить Наташу Ростову из романа Л.Н. Толстого «Война и мир», но замечу, что этот роман писался автором, когда у него в своей семье все было в порядке. После специального изучения курса школьной литературы в течение нескольких лет подряд, у меня сложилось впечатление, что вся подборка была сделана претенциозно, словно бы специально!

В современном мире ребенок воспринимается как помеха, от которой мама всячески пытается избавиться. У некоторых женщин это начинается еще в утробе, у других чуть позже, когда они «наиграются» ребенком. Но ребенок – не помеха. Ребенок – это плод сотворчества матери и сущего (матери и духа). Мать творит ребенка из своей крови, из своих мыслей, она в течение девяти месяцев вынашивает плод своего творчества, который входит в эту жизнь и продолжает творить. После того, как ребенок родится, мать творит ребенка не только пищей, но и речью: песнями, сказками, пословицами и поговорками, заклятьями и проклятьями – она нарекает его. При том надо заметить, что заклятие с течением времени может превратиться в проклятие. И если заклятие работает на жизнь, то проклятие работает на смерть. Прежде чем сказать, нужно подумать. Думать – это строить образ того, как достигнуть желаемого результата исходя из реальной ситуации, находясь здесь и сейчас. Современный человек почти что разучился думать, зато он очень хорошо научился мыслить, то есть перебирать старые образцы поведения с целью решения новой ситуации. Вот и получается, что старые образцы поведения застилают мир, а мир, который закрыт, разве может быть увиден?

Вот почему так важно вернуться в детство, в то время, когда эти образцы только нарабатывались, когда ребенок, рос, воспринимая мир как Картину детства, и, играя, творил образ Детства-Мечты – пробовал в игровой ситуации создать образ того мира, где ему будет хорошо!

«Жить играючи» — так заповедовали нам наши предки. Давайте и мы обратимся к их богатому опыту, накопленному тысячелетиями, и не будем пренебрегать им.

То не игра, что взаправду пошла!

Песня об устроении мира

Ту-ту-ту-ту-ту-ту-ту,

Не вари кашку круту,

Вари жиденькую

Да молошненькую,

Куму поминать.

А где кума?

За ворота ушла.

А где ворота?

Водой унесло.

А где вода?

За горы ушла.

А где горы?

Черви выточили.

А где черви?

Гуси выклевали.

А где гуси?

Во тростник ушли.

А где тростник?

Девки выломали.

А где девки?

За мужья ушли.

А где мужья?

На войну ушли.

А где война?

Война выгорела.

А где пепелок?

Унес ветерок.

А где ветерок?

Улетел на восток.

А где восток?

Там, где солнышко встает.

Это песенка повествует нам об устроении мира. Ее можно было бы назвать колыбельным сказом, в котором бабушка отвечает своему внуку на вопросы. Какая же картина мира разворачивается перед нами?

Ту-ту-ту-ту-ту-ту-ту – эти междометья напоминают прибормотку, которую творит бабушка, когда заваривает кашу. Скорее всего, речь в данном случае идет о кутье, поминальном блюде. То, что бормочет бабушка, выходит за грани понимания ребенка, который начинает ее расспрашивать, так как чувствует себя потерянным в этом мире. Несмотря на то, что бабушка находится рядом, она не с ребенком, она в своем мире, а значит в мире, где находится ребенок, она отсутствует.

Не вари кашку круту…Да молошненькую – произнося эту просьбу, ребенок обращает на себя внимание и бабушка вынуждена вернуться в этот мир. Ребенок хочет, чтобы ему также все было понятно, как и бабушке.

Куму поминать – между фразой «куму поминать», которую произносит бабушка, и фразой «да молошненькую», которую произносит ребенок, словно бы не хватает еще одной фразы ребенка: «А зачем ты кашку-то варишь?» Фраза «куму поминать» является ответом на возникший, но непроговоренный ответ. Вслед за бабушкиным ответом, в котором речь идет о том человеке, который ушел из мира людей и перешел в мир Богов, следует закономерный вопрос ребенка: «А где кума?» — Ведь кроме бабушки и ребенка никого больше нет рядом.

За ворота ушла – тогда возникает вопрос, за какие ворота, ведь за воротами, если выглянуть на улицу, никого нет, никакой кумы. И получается, что речь идет не об обычном уходе, а о переходе души из одного мира в другой. Ведь кума не умерла, речь не идет о смерти, речь идет о том, что она совершила переход из одного мира в другой. И дальше перед нами разворачивается география навьего мира

А где ворота? – задает ребенок следующий вопрос.

Водой унесло – отвечает бабушка. Речь идет о воде очищающей. Следовательно, о том, что кума прошла ритуальное омовение. Кума очистилась.

А где вода? – очередной вопрос ребенка.

За горы ушла – но и вода куда-то уходит. Вода ушла за гору Мэру, которая одновременно является и горой смерти и горой возрождения. Гора Мэру – axis mundi – ось мира. Вода ушла в божественный мир.

А где горы? – опять спрашивает ребенок.

Черви выточили – отвечает бабушка. Но сколько же нужно времени, чтобы выточить гору? Достаточно много. И что это за черви? Это змей-разум, который постоянно точит этот мир, и мир падает.

А где черви? – новый вопрос ребенка.

Гуси выклевали – отвечает бабушка. Но что это за гуси?

А где гуси? – Гуси-лебеди – слуги Бабы-Яги, которая является воплощением Богини Макоши, распределяющей долю. Одновременно, это девы роженицы, реченицы, которые ткут судьбу человека.

Во тростник ушли – тростник – зеленое марево. Облачная матка, наш с Вами материк, из которого мы все рождаемся на этот Белый Свет.

А где тростник? – не унимается ребенок.

Девки выломали – девы – богини, которые наделены силами. Это молодые сильные богини. А сила уничтожает разум.

А где девки? – вновь спрашивает ребенок.

За мужья ушли – молодые девы-богини спрятались за мужьями, они к ним прижались. Девы спрятались за тех, кому стал принадлежать этот мир. Муж – это характеристика возраста. Девушки возмужали и за мужей пошли. Они теперь находятся в силах.

А где мужья? – спрашивает ребенок.

На войну ушли – вероятнее всего, речь идет о войне разума за жизнь. Идет война между жизнью и смертью. Происходит рагнерек – гибель старых Богов.

А где война? – опять задает вопрос ребенок.

Война выгорела – отвечает бабушка. Ведь и война рано или поздно заканчивается, а после нее остался пепелок. Огонь уничтожает все ненужное, расчищая место для жизни.

А где пепелок? – опять вопрос ребенка.

Унес ветерок – на очищенный мир снизошел дух-ветер, который развеял все оставшееся, все старое.

А где ветерок? – один из заключительных вопросов ребенка.

Улетел на восток – место восхождения солнышка, которое все осветит своими лучами. Это место, куда ушла кума.

А где восток? – последний вопрос ребенка.

Там, где солнышко встает – таким образом, смерть-переход дает возможность очиститься и увидеть восход солнца. Эта песенка одновременно является и мировоззренческой и обучающей, так как она подробно рассказывает о том, что нужно для того, чтобы очиститься и увидеть солнце. Так, сама бабушка, пропев ребенку то, как устроен мир, также прошла обряд очищения. И получается, что это работа взаимовыгодная: ученик спрашивает и приобретает знания, а учитель тем временем проходит обряд очищения.

Сказка «Курочка»

С раннего детства всем нам хорошо известна сказка о курочке-рябе. Но, как правило, помним мы из этой сказки только то, что курочка яичко снесла, а мышка бежала, хвостиком задела, яичко упало и разбилось, а что же дальше произошло и почему мы не помним об этом? Для этого, дорогие читатели, прочтите эту небольшую сказку еще раз.

«Жил-был старик со старушкою, у них была курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко разбилось. Старик плачет, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удави­лась. Идет просвирня, спрашивает: что они так плачут? Ста­рики начали пересказывать: «Как нам не плакать? Есть у нас курочка-татарушка, снесла яичко в куте под окошком: пестро, востро, костяно, мудрено! Положила на полочку; мышка шла, хвостиком тряхнула, полочка упала, яичко и разбилось! Я, старик, плачу, старуха возрыдает, в печи пылает, верх на избе шатается, девочка-внучка с горя удавилась». Просвирня как услыхала все просвиры изломала и побросала. Подхо­дит дьячок и спрашивает у просвирни: зачем она просвиры побросала?

Она пересказала ему все горе; дьячок побежал на коло­кольню и перебил все колокола. Идет поп, спрашивает у дьячка: зачем колокола перебил? Дьячок пересказал все горе попу, а поп побежал, все книги изорвал»3.

Особенность этой сказки заключается в том, что она четко распадется на две части. Границей разделения является оповещение нас о том, что яичко разбилось. И после того, как яичко разбилось, все стало вверх дном. Итак, о чем же эта сказка?

О том, как на земле зародилось мышление, и люди разучились думать.

В образе старика и старухи перед нами предстают Бог Род и Матушка-Природа, которые имеют при себе курочку-татарушку. Курочка олицетворяет собой всю Вселенную, Галактику, то есть Мир. Мир живет ладом и рядом и это единственно верное, установленное Богом Родом. Пестрота курочки-татарушки соотносима в данном случае с пестротой мира. Мир играет всеми красками, пестрит разноцветием, отсюда и название курочки — татарушка. Яичко, снесенное курочкой-татарушкой, — это наш с Вами тварный мир, в котором мы живем. Во всех обрядах яйчко является символом мира. Образ мышки являет собой две ипостаси: с одной стороны, это комета, которая столкнула с орбиты землю, которая начала то уходить, то приближаться к солнцу, и так продолжалось до тех пор, пока ее орбита снова не выровнялась. С другой стороны, – это мышление, которое является таким же быстрым и юрким как мышка. Заметьте, что слова «мышь» и «мышление» однокоренные слова.

Случилась беда, яичко упало и разбилось. В других вариантах сказки курочка обещает снести новое яичко, то есть восстановить нарушенный порядок во Вселенной. Но кто же нарушает сложившуюся гармонию, разрушает лад и ряд в тварном мире? Ведь в сказке не идет речь о том, что Мир прекратил свое существование. Это делают люди, закрывая глаза на то, что происходит в Мире и идя на поводу у своих эмоций. Несмотря на то, что случилась беда, Мир не рухнул, он продолжает жить. Но в людских представлениях мира уже нет, и получается, что если мира нет в представлениях людей, то значит, мира нет вообще. Подумать о том, что в сознании человека произошел перевертыш не получается, так как созданный образец поведения внучкой, которая удавилась, влечет за собой поступки всех остальных, которые последовательно разрушают свой же мир. Не правда ли, очень похоже на то, что происходит в современном мире?

«Но ведь катаклизм случился, — скажите Вы, — комета столкнула с орбиты землю». Катаклизм случился, но это не повод для разрушения своей собственной жизни. В любой момент комета может настигнуть земной шар и все разрушить, но если Вы живы и продолжаете жить, нет смысла приближать смерть, которая в любой момент может и так Вас настигнуть. Что же делать? Жить, очищать свое сознание и в то же время быть готовым в любой момент уйти из этой жизни, но уйти очищенным и просветленным. Эта сказка обучала детей быть чуткими ко всем явлениям, происходящим в их жизни. С другой стороны, эта сказка подготавливает человека к смерти, которая необходима для того, чтобы воскреснуть. Жизнь-Смерть-Жизнь – постоянный коловорт смертей и рождений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11