Детская календарная обрядность

Если на Покров истопить печь яблоневыми дровами, то в доме всю зиму будет тепло.

Крестьяне жили сообразно законам природы: природные циклы женщины идут параллельно с циклами земли. Земля обновляется с нарождающимся солнышком в декабре. В марте Земля-Матушка открывается, вместе с ней открывается и обновляется женщина. Как земля на Покров покрывается белым снегом, так и женщина покрывается. Старая женщина покрывается белизной, то есть готовится к уходу, к смерти. Молодая жена покрывается своим мужем, то есть готовится к рождению ребенка. Вот и происходит круговорот в природе и в жизни женщины. Не было у наших предков противостояния и противопоставления, был естественный переход и перетекание. Было видение мира того, в котором они жили! Было желание жить, разумение и умение решать проблемы, которые не редко возникают среди людей.

Праздничная трапеза

Детям, старикам, парням и девушкам за одним столом со взрослыми семейными парами сидеть не полагалось. Нежелательность присутствия детей и стариков за праздничной трапезой объяснялась тем, что первые, в силу своего возраста, не могли воспринять ее значимость. А вторые, также в силу возраста, не могли участвовать в празднике, ибо их уделом было размышлять о Боге.

19 октября

Фома большая корма (крома)

Кром – засыпной ларь, закром или засек, символ обильных запасов в хозяйстве хлебов. Кромы – ткацкий стан, кросны. Со всем прибором и с основою. Кромить сусеки – разгораживать общий закром. Кромить зерно – просевать зерно, очищать его от примесей.

В этот день матушка подводила свою семигодовалую дочку к ткацкому стану, усаживала рядом с собой и передавала ей навыки ткацкого дела. Отец вел в сусеки взрослого сына, который к этому времени уже обзавелся собственной семьей и отводил ему его житейскую крому, указывал на закрома, из которых сын самостоятельно мог брать зерно.

1 ноября

День преподобного Иоанна

Время сожженного пути. В это время не следует начинать никаких дел. На западе время Hallowe’enа (31 октября) – праздник перед днем всех святых, который празднуется на западе 1 ноября. Сейчас Hallowe’en превратился в детский праздник. Несмотря на то, что в 1736 г. смертный приговор за колдовство был отменен, гонения, устраиваемые мужами-церковниками на женщин-язычниц продолжались еще долгое время.

Недаром, именно в это время женщины примеряют женский головной убор под названием «сорока». Сорока – род кички, на челе пониже. А с боков повыше. Иногда могла быть с повоем – шитой ширинкой, убранной шитьем, низаньем, камушками драгоценными или речным жемчугом. Сорока была с крыльями. Это самый некрасивый бабий головной убор, но самый богатый.

Птица сорока – символ Богини Макоши. 10 ноября наступит праздник Богини Макоши. Макошь великая Богиня, матерь Коша – солнышка мертвецов, матерь ночного светила. Макоши подчиняются и Боги, и люди. Она следит за мироустройством, за соблюдением обычаев, обрядов. Милует и награждает тех, кто придерживается старинных обычаев и традиций. Макошь награждает только сильных духом, борющихся за свое счастье и свою долю. Она дает выход из самых безвыходных положений, если человек не отчаялся, борется за свою жизнь, если не изменяет себе и мечте.

Женщины, надевающие на себя одежду и головные уборы, связанные с символикой Макоши, сами превращались в Богиню Макошь, это так называемое ритуальное переодевание. Надела ее одежду и стала ею.

Птица сорока является символом мира с его основными функциями.

В первые годы своей жизни ребенка родители играют с ним в игру «Сорока-воровка кашку варила…». Благодаря этой игре дитё познает первую функцию этого мира – кормление. Мир, в образе сороки является перед ребенком. Сорока заваривает кашку и кормит, но кормление происходит в том случае, если ребенок выполняет заданную ему работу. В том случае, если работа не выполнена, ребенку в еде отказывают. Таким образом, ребенок узнает следующее: для того, чтобы получить от этого мира свою долю, этому миру также нужно что-то дать взамен. Сорока не просто кормит ребенка, она поощряет и награждает ребенка едой за выполненную работу. Также нам хорошо известно, что сорока падка до блестящих безделушек, которые «плохо лежат». Так ребенок узнает, что если вещь будет положена не на свое место, то она может исчезнуть, ее могут украсть. Мир падок на те вещи, которые плохо лежат. «Подальше положишь, поближе возьмешь», — гласит народная мудрость. Сорока-сплетница, трещотка. Она на своем хвосте приносит всякие разные вести, что позволяет человеку узнать об опасности, которая может его подстерегать. Таким образом, сорока предупреждает о том, что может случиться. Итак, основные функции Мира, с которыми ребенок знакомится, благодаря проигрыванию потешек-ладушек, в которых является образ сороки: 1. Кормление; 2. Поощрение, награждение; 3. Исчезновение плохо положенного; 4. Предупреждение об опасности.

Издавна на Руси первый день ноября считался про­водами осени, встречей зимы и отмечался повсюду. Урожай собран, заполнены закромаможно и передохнуть.

Праздники «не в числе».

Масленица

Встреча Масленицы

Дети открывали и встречали Масленицу.

Когда начинали праздновать малую Масленицу (в субботу до начала Масленицы) и ребятишки группами бегали по деревне и собирали лапти,

пропевая у каждого соседа под окном:

«Иван, Матвей,

Подавай лаптей,

Рыбки кусочек,

С коровий носочек».

Потом встречали взрослых, возвращающихся с покупками из города или с базара вопросом: «Везешь ли Масленицу?» Кто отвечал: «Нет», — того били лаптями. В этот же день ребята здесь с особым азартом катались с гор: суще­ствовала приметакто дальше прокатится, у того в семье лен уродится длиннее. Таким образом у детей была возможность побить взрослого и в форме ритуального обряда выпустить злость, накопившуюся в течение года на всех взрослых. А ведь бил не ребенок, бил лапоть. Так какой же тогда спрос с ребенка. (Это как с вербой. «Не я бью, верба», — приговаривали взрослые, прикладывая хворостину к ребенку в Вербное воскресенье, тем самым перенося всю ответственность за битье на вербу).

Начиная печь заранее блины, хозяйка посылала мальчика лет 8-10 встречать масленицу: давала ему блин, с которым он скакал верхом на ухвате или кочерге по огороду и кричал:

«Прощай, зима сопливая!

Приходи, лето красное!

Соху, борону

И пахать пойду».

Весна воплощает собой образ пробуждения природы, и ребенок также является воплощением образа начала, зарождения, именно поэтому многие праздники открывали дети.

Нередко ребятишки открывали Масленицу, сооружая снежные горы и скороговоркой произносили такое приветствие Масленице:

«Звал-позывал честной Семик широкую Масленицу к себе в гости во двор. Душа ль ты моя, Масленица, перепельные косточки, бумажное твое тельце, сахарные твои уста, сладкая твоя речь! Приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться. Уж ты ль, моя Масленица, красная краса, русая коса, тридцати братов сестра, сорока бабушек внучка, трехматерина дочка, кеточка-ясочка, ты ж моя перепелочка! Приезжай ко мне в те­совый дом душою потешиться, умом повеселиться, речью на­сладиться. Как навстречу Масленицы выезжал честной Семик в салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Приезжала честная Масленица, широкая боярыня, к Семику во двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться. Ей-то Семик бьет челом на салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Как и тут ли честная Масленица на горах покаталася, в блинах повалялася, сердцем потешалася. Ей-то Семик бьет челом, кланяется, зовет во тесовый терем, за дубо­вый стол, к зелену вину. Входила честная Масленица, широ­кая боярыня, к Семику во тесовый терем, садилась за дубо­вый стол, к зелену вину. Как и она ль, честная Масленица, душой потешалася, умом повеселилася, речью наслаждалася».

После этой встречи ребятишки сбегали с гор и кричали: «Приехала Масленица! Приехала Масленица!»

Мальчики открывали «кулачки» на масленицу.

На Масленицу катались для того, чтобы вырос хороший лен. Назывались такие выезды: кататься «на длинный лен». В некоторых местах особенное значение приписывалось катаниям ребятишек, и пятница на масленичной неделе носила название «ребячьей».

Масленичные колядки

Дети ходили и распевали колядки, требуя от хозяев угощений:

«Погляди на огневку – не найдешь ли гривенку,

Погляди в сундучек – не найдешь ли пяточек,

Кто не даст полушку – уведем телушку,

Кто не даст денежку – уведем девушку,

Кто не даст лепешку – разобьем окошки,

Кто не даст пирога, разобьем ворота,

Вот хозяин-господин графин водки выносил,

Стакан водки наливал, песенникам подавал».

В первый день праздника дети обходили избы деревни, поздравляли с наступлением масленицы и выпрашивали блины.

«Тин-тинка,

Подай блинка,

Оладышка-прибавышка,

Масляный кусок!

Тетушка, не скупися,

Масляным кусочком поделися!»

Или:

«Ах ты Домнушка,

Красно солнышко!

Вставай с печи,

Гляди в печь,

Не пора ли блины печь!»

пропев под окнами такую песенку, ребятишки входили в дом и просили: «Подайте широкой Масленице!», — если хозяйка подавала мало, ребята убегали со словами:

«Паршивые блины

По аршину длины!»

После обеда дети собирались на горе и, скатываясь, вы­крикивали:

«Широкорожая Масленица,

Мы тобою хвалимся,

На горах катаемся,

Блинами объедаемся!»

Куча-мала

Традиционный способ разогрева на Масленицу. На одного человека наваливается несколько человек, задача которых сбиться в одну кучу как можно выше, задача того, кого повалили первым, выползти из-под образовавшейся кучи и прыгнуть наверх. Куча-мала являлась детским вариантом стеночных боев. Такие игры устраивали в зимнее время, так как в летнее время была возможность покалечить друг друга. Толстая зимняя одежда позволяла избежать травм и синяков во время подобных игр.

Дать в загривок тумака

Это один из способов правки тела, непосредственно массаж основания шеи. Сильный, неожиданный удар, умело нанесенный по загривку знающим дедушкой, не только выправлял осанку и ставил на место шейные позвонки, но так же давал ребенку возможность мотивированно заорать благим матом, выпуская накопившиеся боли и обиды. При этом подспудно шло обучение ребенка элементарным приемам целительства. Получив раз-другой «тумака» от деда, ребенок обнаруживал, что после странного хруста в шее и легкой боли наступает ощущение телесного и душевного облегчения. При этом тело ребенка четко фиксировало место нанесения удара, что позволяло ребенку в случае необходимости, безошибочно найти то место, куда можно бить своих сверстников, без боязни нанести им увечье. В некоторых книгах, описывающих детские и юношеские игры, можно встретить объяснение, что в подобных утехах дети и подростки учились терпеть боль. На самом же деле смысл этих игр заключался совсем в обратном – дети не учились терпеть боль, они учились выпускать боль из своего тела и править как себя, так и друг друга.

Масленичное чучело

Исполнителями обрядовых кукол в деревнях являлись в основном молодые замужние женщины. Творение образа куклы было связано с творением и рождением нового члена общины. То есть ребенка. Поэтому все действие по изготовлению масленичного символа носило характер женского ритуала. Помимо непосредственных его исполнителей в это время в помещении имели право находиться также и малолетние дети.

Прощеное воскресенье

Масленичный костер

Старые веники-голяки, солома, оставшаяся от осеннего обмолота и из постели, на которой спали весь год, собирались ребятишками в течение года для сжигания в масленичном костре. Также весь хлам обычно собирали маленькие дети в течение недели, предшествующей масленице. В воскресенье Прощеный день устраивали проводы Mасленицы. С утра ребятишки собирали дрова для костра жечь Масленицу:

«Ельник, березник

На чистый понедельник!

Уж то ли не дрова –

Осиновы дрова,

Березовы дрова!

Подавайте их сюда

На Масленицу,

На горельщицу!»

Или:

«Масленка миленька,

Дай нам дровенки.

Мы поедем к Богу в горенки,

Там погуляем, попов поругаем».

У масленичного костра собиралось всегда много народу, было весело, звучало много песен. С Масленицей прощались и в шутку и всерьез. Подбрасывая солому в огонь, дети усердно повторяли:

«Масленица, прощай!

А на тот год опять приезжай!»

Молодежь вела себя более бурно и выкрикивала:

«Убирайся вон, рваная старуха, грязная! Убирайся вон, пока цела!»

На время съездок, увеселительных катаний на санях в период масленичного разгула принимали участие и дети всех возрастов. Девочкам повязывали красные ситцевые платки, прикрепляли им на голову бумажные цветы и блестящие перья селезней. (Недаром возраст девочек-подростков и мальчиков имел название «птичий возраст»). Если объединившиеся девочки и девушки нанимали сани для катания у какого-нибудь богатого крестьянина, то в оговоренный срок они должны были отработать эту услугу летом, например, на поле или на огороде.

Трапеза

По завершении вечерней трапезы все члены семьи усердно молились и после этого выполняли обряд «прощения». Начинали его самые младшие, обращаясь по очереди с положенными словами к своим более старшим братьям и сестрам, родителям, бабушкам и дедушкам. У младших же просить прощения не полагалось просить прощения (прощение=прощаться). И если у маленького ребенка просят прощения, значит, с ним расстаются и таким образом показывают ему, что собираются его оставить. Так как ребенка оставлять не собирались, то и прощения у него не просили, то есть с ним не прощались.

Последней прощалась мать с отцом. Глава семьи не просил прощения ни у кого из своих близких.

Родители новорожденных детей ездили к кумовьям и одаривать подарками на ризки (одежду) и первый зубок.

Чистый понедельник.

Тужилки по Масленице

На салазки сажали мужика или мальчика с поддельной бородой, которому в руки давали донце, гребень и намычку и заставляли прясть. Бабы и мальчишки возили его по всей деревне и пели:

«Масленица-кургузка,

Без тебя нам жить груска:

Сыр, масла полизала,

Нам, дурам, ни сказала.

Я на улице была,

Я видела драку,

Разорвала сарафан по самую с…»

В Чистый понедельник также с песнями происхо­дило окончательное прощание с Масленицей. Рано утром мальчишки, вооруженные ухватами, помельями и сковородниками, шли от дома к дому и кричали:

«Мы Масленицу прокатали,

святы вечеры проиграли,

мы рождественский пост пропряли.

Свет наша Масленица, дорогая!

Где ты ночь ночевала?

Под кустом на дорожке,

Ехали скоморошки,

вырезали по прутичку,

сделали по гудочку,

и вы, гудушки, не гудите,

а вы Масленицу не будите».

Хоровинное воскресенье

(Первое воскресенье Великого поста)

В этот день было принято молодым принимать тещу, называемую на местном диалекте «хоровина». Зять приезжал за тещей на лошади, запряженной в сани, на обратном пути при проезде через деревни их встречали толпы кричащих местных мальчишек с грудами веников, которыми они начинали хлестать проезжающих, бросаясь при этом снегом. Дети, веселясь от души, не выясняли, едут ли в санях зять с тещей, и проделывали все это с любой аналогичной парой. Взрослые не останавливали разгуляв­шихся мальчишек, а только посмеивались, стоя около своих домов.

Великий пост

Во время великого поста ни в коем случае нельзя было зачинать ребенка, у нарушивших запрет могли родиться больные или малоумные дети. В это время организм очищается, а какой же смысл, когда организм чистится зачинать ребенка. Нам известен только тот факт, что нельзя, потому что церковью запрещено. Но ведь недаром время изменений в пищи выпадало именно на это время. Для того, чтобы выносить ребенка нужны силы. А это время не только телесного, но и духовного очищения. Это время, когда организм освобождается от всего ненужного и не дай Бог душа залетевшего в этот мир ребенка подумает, что от нее хотят освободиться.

Средокрестие

(среда или четверг на четвертой неделе Великого Поста)

В этот день для детей пекли огромное количество крестов. В Средокрестие мальчики (девочки редко) обходили дома с пением озорных «крестных» песенок, в которых выпрашивали печенье:

«Говенье ломается,

На печи Христос обувается,

Кадка молока опрокидывется,

Нитка доле, доле, доле,

Подавай крест поболе».

Или:

«Кресты-пророки,

Побежали по дороге,

Увидали Христа,

Заиграли в три листа!

Хрен да редька обломились,

Под гору покатились!

Хозяин с хозяйкой выходите,

По крестику выносите!»

Или:

«Половина говенья переломилася,

А другая под овраг покатилася.

Подавайте «крест», подавайте другой,

Обмывайте водой».

«Кто не даст – тому вырви глаз,

Кто даст – тому серберяный».

Или:

«Хрес воскрес,

Подавай нам крес,

Гуслицы, гуслицы,

Воды студеницы,

Ворон не тронь,

Каменьком не брось!»

«Тетушка, крестик –

Говенье-то треснет.

Говенье ломается

К Пасхе подвигается».

В некоторых местах первый испеченный крест было принято отдавать или соседскому ребенку или нищему. В традиционном народном сознании дети и нищие считались обладающими связью с иным миром, поэтому угощенье их обрядовым хлебом (крестом) можно воспринимать как приношение жертвы предкам, от которых зависело благополучие земледельца.

В некоторых местах на просьбу детей «обливайте водой», ребятишек сажали под большую корзину и оттуда они пели:

Здравствуйте, хозяин – красно солнышко,

Здравствуйте, хозяюшка – светлый месяц,

Здравствуйте, дети – ярки звездочки!

Половина говенья переломилася

А другая наклонилась!

При этом детей обливали водой, а затем давали по выпеченному кресту.

Возможно, все эти заклички связаны с аграрной магией: обрядом вызывания дождя, необходимого для всходов.

Иногда в Средокрестье начинали кликать весну.

Вербное воскресенье. Цветное воскресенье.
Воскрешение Лазаря.

На Руси издавна известна пословица: «Кто первым (рано) встает, тому Бог подает». Такое действие связано с прогностикой на предстоящий год. Встать в этот день первой – было особенно важно. Вопрос шел о воскрешении тела и встать надо было до того, как будет воскрешен Лазарь, то есть, быть воскрешенной первой. При этом дети осознавали для чего надо встать: для святого – светлого дня жизни. Ведь грядет Пасха!

Ритуальное битье

Ветками принесенной из церкви вербы хлестали друг друга, и в первую очередь взрослые били детей для того, чтобы они лучше росли, или дети хлестали друг друга, приговаривая:

«Верба, верба.

Верба хлёст.

Верба хлёст

Бьет до слез.

Верба синя

Бьет несильно,

Не я бьюверба бьет!»

Следует обратить внимание на последнюю строку приговора «Не я бью – верба бьет!» Очень важно было, чтобы у детей не оставалось обиды на взрослых за то, что их бьют, поэтому и проговаривали, что не человек бьет, а верба. Таким образом, взрослые снимали ответственность с себя за битье и переносили на прутья вербы. Также в этот день обязательно били вербами молодых. Этот обряд был сопряжен с выпеканием каши, блинов, рыбного курника, которые символизировали плодородие. Таким образом, бьющий человек не нарушает отношения между собой и тем, кого бьет. Он снимает с себя ответственность и переносит ее на посредника, то есть на вербу. С ребенка же на освященную вербу переносили болезни и «чертей», засевших в нем; с той же целью хозяйки выгоняли вербными ветками скотину из зимнего стойла на первую травку. После чего ветки либо сжигались, либо ставились в освященную воду и иногда стояли в ней до Егорьева дня – детям в назидание, напастям и хворям в острастку. Также ритуальное хлестание в Вербное Воскресенье – это возможность проработать ожидание наказания, которое, безусловно, накапливалось у ребенка за год.

В представлениях современного человека хлестание или битье ребенка хворостиной, розгами может быть связано с чем-то очень тяжелым, неприятным; может представляться, как телесное истязание, особенно после прочтения эпизода, описанного М. Горьким в повести «Детство», всем нам хорошо знакомой из курса школьной литературы. Уже М. Горький не понимал сути порки. Смысл традиционного обряда порки с внедрением «культуры» постепенно терялся, сначала превращаясь в ритуальную «субботнюю» порку, а затем – в дисциплинарную меру и способ сорвать злость на слабых и беззащитных, чаще всего детях. М. Горький являлся человеком городской культуры, а объяснить ему смысл порки, ее мировоззренческий аспект, было некому. Отец умер. Объяснение подобных вещей – не женское дело. Но другой мальчик, постарше, объясняет Алексею, как должно чувствовать себя тело во время битья: «Когда тебя вдругорядь сечь будут, ты, гляди, не сжимайся, не сжимай тело-то, – чуешь? Вдвойне больней, когда тело сожмешь, а ты распусти его свободно, чтоб оно мягко было, – киселем лежи! И не надувайся, дыши вовсю, кричи благим матом, – ты это помни, это хорошо! <…> Коли он сечет с навеса, просто сверху кладет лозу, – ну, тут лежи спокойно, мягко: а ежели он с оттяжкой сечет, – ударит да к себе потянет лозину, чтоб кожу снять, – так и ты виляй телом к нему, за лозой, понимаешь? Это легче»10. Таким способом мастера обучали подмастерьев, как можно, расслабляя тело, снимать с него накопившуюся за шестнадцатичасовой рабочий день усталость. Не зная подобных способов раскрепощения своего тела, человек, изо дня в день просиживающий в три погибели за шитьем в полутемных мастерских, вряд ли бы долго протянул. Истинный смыл и приемы правки тела при помощи розги подмастерья узнавали при посвящении их в мастера, и это был один из многих ныне утерянных секретов

Верба – источник жизненной силы. Она так же, как ветла и ракита, принадлежит к семейству ивовых. С древних времен существовало на Руси такое поверье, что ребенка надо пороть именно ивовыми ветвями, так как выделяемый ивой сок, умиротворяет ребенка; ребенок приобретает уважение к родителям и любовь к дому.

По народному поверью эти деревья, зачастую дуплистые, так как представители этого семейства отличаются мягкой, рыхлой древесины, служили прибежищем русалок – водных Берегинь. Качание на ветках этих деревьев было любимым развлечением русалок, которые подчас так увлекались этим занятием, что их можно было застать врасплох. Верба является ранним медоносом, так как раскрывшиеся «почки» – не что иное, как бутоны ее цветов. Как известно, русалки (феи и эльфы Западной Европы), могли жить в бутонах цветов, питаясь их нектаром и прячась от любопытных глаз. Христианская церковь, борясь с народной верой, трансформировав народных Богов в чертей и бесов, подменив содержание обряда, не смогла вытравить из народной памяти сам ритуал принесения в дом Берегинь, живущих в бутонах вербы. На вербе почки распускаются раньше, чем на других деревьях. Расцветшее дерево – символ приходящей весны, распускания природы.

В этот день молодежь веселилась, ела блины и кашу, а остатками угощали мальчиков, приходивших на утро поздравлять с праздником.

Чистый четверг

Закликание зверей

В этот день дети закликали зверей. Они носили в овин кисель и звали зверей:

«Волки, медведи,

куницы, зайцы,

горностайцы,

идите к нам

кисель есть!»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11