Толкование понятия «враньё». Образ этого понятия.

Лярва. Наоборот читается: аврал – врал, то есть получается – враньё. Врать, не говорить того, что было в действительности, а надевать какое-то другое «платье», другую одежду, на произошедшее, то есть закрывать произошедшее. Враньё – рвань – рванина – рваная одежда. Враньё будет соотноситься с образом рваной одежды, так как враньё обязательно будет иметь в себе дыры. Рваная одежда – одежда, в которой есть прорванные места, то есть дырки, прорехи, прохудившиеся, ветхие места. Где тонко, там и рвётся. Если задача одежды защищать, то есть цельнокроеная, цельная, не рваная одежда закрывает, защищает человека от каких-то непогодных условий (ветра, дождя), накапливая, а потом сохраняя тепло, то рваная одежда защитить человека не сможет, так как из неё будет уходить тепло через образовавшиеся прорехи. Таким образом, силы человека будут утекать, так как он будет стараться защитить себя, а рваная одежда будет требовать ещё большего количества сил для защиты тела, для сохранения тепла. То же и враньё. Человек должен использовать в несколько раз больше сил для того, чтобы помнить о том, что он сказал вместо одного другое и постоянно это повторять. Сознание постоянно будет держать именно этот наслоенный образ над ещё одним. Это как маска на лице в маскараде. Берестяные рогожы, так называемое рядно, в которое не одеваются, в которое рядятся. Враньё, что драньё, того гляди руку занозишь. То есть от вранья=рванья в теле и рана быть может. Враньё – рвань – рана – дыра. А из раны кровь из тела утекает, да силы уходят. Рвотное состояние, когда происходит отторжение лишнего из желудка.

Врать = воровать. Вора держат, а он рвётся. То есть воровать=делать дыры в целом, забирать от кого-то что-то, забирать часть и лишать целостности. Рвать, брать силой, вырывать = лишать целостности, создавать брешь. То есть у вора ещё больше будет уходить сил на то, чтобы это сворованное удержать.

Треба.

Треба есть дар благодарных потомков своим Вышним Родителям, иными словами — Богам РОДным. Требой единится Всемирье. Требу приносить должно, Сердце своё от всего лишнего очистив — не во гневе, не в ярости, не ослеплённым маятой пустой. Всяк приносящий требы Богам лишь для достижения каких-либо мирских целей обрекает душу свою на забвение, во маяте прибывая хулу Богам Родным возносит. Ибо Боги — родители наши вышние и даруют нам всё, что нам действительно нужно, а выклянчивать у них безделушки ненужные (например деньги) — оскорбить их, да самому лицом в грязь упасть. Потому требы приносить должно с сердцем чистым и с намереньями добрыми — Богов Славя за дары их щедрые.

 Должно сказать, что принося требу Богам, мы не только Богов РОДных дарами благодарим, не вместе с этими дарами приносим частичку себя, сжигая в Огне всё отжившее, дабы единиться с Силой Боговой. Потому как нельзя получить что-либо, не отдав чего-то. В этом и есть суть требы (жертвы).

Ведают люди свевающие, что определённые требы определённым Богам приносятся в пору особую, на местах специальных. У каждого Бога есть своя пора, в которую сила его наиболее полно проявляется во Яви, и в пору сию должно этого Бога славить да требы приносить. Светлым Богам требы творят в светлое время суток и Кологода (весной и летом), Богам Навьим — ночью или в сумерки, зимой и осенью. Светлым Богам принося требы движение совершают посолонь (по Солнцу, по часовой стрелке), богам навским — противопосолонь (против Солнца, против часовой стрелки).

Треба – жертва, приношение, жертвоприношение.

Раньше требы и крады приносили идолам. Потом это стало запрещено. Храните себя от треб идольских. (Иоан). Треба – отправление тайн священного обряда. Требище – жертвенник, место принесения жертв Богу. И вознесе тельца и овна на требище. Требище – языческий храм, идолище, капище, жрище, поганище, кумирня, божница идолопоклонников. Требник — жертвенник, книга, по коей отправляются церковные требы, описание чина совершения треб.

Треба – аБЕРт – Бер – Бог Велес. Кесарю кесарево, а Богу божье. А мёртвые пусть хоронят своих мёртвых. То есть дайте каждому ту часть, которая ему и принадлежит. Требы – то, что требуется приносить Богу в положенное время, в положенном месте. То есть вынь да положь, а требу отправь. Эта часть принадлежит Богу и тебе надлежит её отдать. Если ты пользуешься этой жизнью, этим миром, значит за это ты должен отдать Богу его часть. Ведь Мир – Божий Мир. Требы были закреплены календарно, и каждый чётко знал, когда и что требуется отдать. (Сейчас мы носим требы государству, то есть налоги. Раньше носили требы церкви, то есть отдавали десятую часть своего дохода).

Требы – это то, что требуется, то, что необходимо отдать, то есть то, что не обойти. Ты не пройдешь дальше, не сможешь обойти этого, тебе придётся это сделать. Необходимость – это то, что не обойти. Хитрость здесь не поможет. И если было установлено отдавать в жертву самого красивого парня или самую красивую девку, то как ни хитри, обойти ты этого не сможешь, всё равно придётся это сделать, в противном случае вымрут все. Мир заберёт свою часть.

Крада.

Крада – корень слова «рад»=«дар». Треба – жертва. Треба — то, что должно быть принесено в обязательном порядке. Крада – дар, то, что ты приносишь Богу от чистого сердца в состоянии искренности. Ты даёшь это с радостью. Треба отправляется приглядно, у всех на глазах. Крада приносится тайно. Почему крада приносится тайно? Чтобы не сглазили. Ведь у мертвяков к чужой радости идёт зависть.

Во время похоронного обряда, процессия под причитания плакальщиц, должна перейти символический «Калинов Мост», тем самым проводить душу покойного на рубеж миров (Яви и Нави), после чего тело умершего клали на погребальную краду («Аще кто умряше, творяху трызну надъ нимъ, и посемъ творяху краду велику«). Крада — погребальный костёр у славян (Славянское слово «крада» означает жертвенный огонь). Костёр выкладывается в виде прямоугольника, высотой по плечи человека или выше. Домовина (гроб) делается в виде ладьи, лодки, причём нос «ладьи» ставят на закат Солнца. Внутренность крады набита легковоспламеняющейся соломой и ветками. Покойника одевают во всё белое, закрывают белым покрывалом, кладут в домовину дары (подарки) и поминальную еду. Покойник должен лежать ногами на запад. Краду поджигает старейшина, либо Волхв (Жрец), оголившись по пояс и стоя спиной к краде.

***

Мертвяк – существо, находящееся в мышлении. Но без мышления никак, так как это копилка образов, сохраняющая нам силы по пути к достижению цели. (опять же: цели достигаются в мышлении). Кресение – это балансировка между разумом и мышлением. Это не стих. В кресении ты работаешь с тем, что у тебя есть. В стихе ты творишь нечто совершенно новое. Единственный критерий стиха – это радость. Состояние радости – состояние неомрачённое. Кресение может привести к этому состоянию, то есть оно позволяет тебе выскочить из омрачённости, по ходу работы сбрасывая всё ненужное в мышление, то есть в копилку образов. В мышлении ты всего достигаешь, в разуме ты живёшь. Я живу и своей жизнью к этому прихожу, то есть точка отсчёта идёт относительно меня. Если ты чего-то достигаешь, то точка отсчёта идёт относительно того, чего ты решил достичь, то есть не ты центр, а что-то другое есть центр. Вспомните ощущение на вокзале: ты стоишь, а поезд движется, а у тебя ощущение, что ты движешься. И именно ты есть центр. Ты движешься, а всё остальное стоит на месте. Ты есть центр, относительно которого всё движется. Ты движешься, оно стоит на месте, и ты, двигаясь, это встречаешь на своём пути. Но ты можешь встретить по случайности, а дока – знающий человек знает, где это стоит и идёт в нужное время в нужное место.

***

Итак, крады приносили тайно, сокрыто, чтобы того, кто её принёс не сглазили. Треба – то, что положено. Крада – твой вольный дар, следовательно, это больше, сверх требы. Тогда возникает вопрос: «Чего ради ты принёс сверх требы? Тебя что просят?» Если ты принёс сверх положенного, то есть требуемого, значит, ты хочешь получить тоже сверх. Ведь каждое действие требует объяснения. Пример: ребёнку дают кусочек хлеба взрослые и говорят: «Пойди, кинь в огонь». Что это? Это краденое, то есть принесённое тайно да ещё и ребёнком. Почему взрослый отдаёт ребёнку? Чтобы перенести ответственность с себя, чтобы сокрыть факт обладания этим. С ребёнка нет спроса за краденое, ребёнка ворёнком считать не будут. С точки зрения мышления, маленький ребёнок – не вор. С точки зрения разума – ребёнок вор. И таким образом сам взрослый обучает ребёнка воровству, ведь как правило, ребёнку дают и говорят иди сделай, но не объясняют что и зачем. Не до объяснений, особенно беднякам. Их задача – выжить. Объяснять и строить образы может тот, у кого есть досуг, есть возможность побыть в тишине. Требы и крады приносит взрослый человек, то есть дееспособный. Но взрослый уже далеко погряз в мышлении и знает, что будет, если увидят, что он кладёт сверх требы. Именно поэтому крады совершались тайно. В церкви совершали требы у алтарной части, а крады приносили на блюдо в тот момент, когда церковник обходил прихожан с блюдом. (До сих пор к алтарю приносят цветы, а церковник обходит прихожан с блюдом для подаяний). То есть около алтаря будет всё видно, а на блюде будет не видно, сколько ты дал. И теперь смотрите, как крада переходит в кражу: ты кладёшь на блюдо алтын – серебряная монета в 3 копейки или в 6 денег, объявляешь, что крадой является 1 копейка и таким образом забираешь 2 копейки и … рождение кражи из крады – прихватываешь ещё копейку, другую. Не грех тайно положить – не грех тайно и взять. (Рудимент в советской эпохе: троллейбусы, автобусы трамваи. Билетницы: ты кинул в билетницу 10 копеек. Билет в троллейбусе стоит 4 копейки. Таким образом, ты должен взять сдачу – 6 копеек. И ты начинаешь собирать с других вошедших пассажиров, да прокручивая билетики, твоя монетка падает вниз и человек уже не может проверить, какую монетку ты положил 10 копеек или больше, а ты всё собираешь и собираешь, то есть воруешь, и это уже есть кража). То есть человек может украсть, так как положенную требу он принёс. Крады приносили ночью, то есть во время царства Чёрнобога, то есть Коша. То есть если крада приносится Кошу=Кощею, значит идёт кощунство по отношению к Белобогу. Кощунство – то, что противно обряду служения Белобога. Но капище – это место, где отправляется обряд и Белобогу и Чёрнобогу. И получается, что тайно изъятое есть кража и то, что когда-то делалось от избытка, теперь делается от недостатка. И происходит выворотка. Крада – это собственно твоё, это принадлежит тебе. Нет ещё разделения на частное и общественное. А когда появляется это поделение, то происходит следующее: если ты отдаёшь сверх, значит ты забираешь из общественного, а если ты забираешь из общественного, значит, ты забираешь из нашего, общего, значит, ты у нас крадёшь, принося свою краду и нас лишаешь нашей части. А если нет частного или частное ограничено. А краду ой как хочется принести, то, что делать? Брать из общественного недостающее, значит красть.

Вена и вина.

Есть вены – кровеносные сосуды, несущие кровь от органов и тканей к сердцу. Это чернокровные жилы. А есть артерии — кровеносные сосуды, несущие кровь от сердца к органам и тканям тела. Это алокровные жилы. Есть венозная кровь, а есть артериальная кровь. Венозная кровь – это отработанная кровь, которая обеднена кислородом, то есть грязная кровь. Артериальная кровь – чистая кровь.

Вена – вен – нев – нив – нива. Нивы – полные поля, колосящиеся поля, обработанные поля, возделанные. Вены – сжатые поля. Нива – то, что несёт питание и радость. Вены – холодные, сжатые, отработанные, опустошённые, голые поля. Если нива – это возделанное место, где всё цветёт и колосится, то и результатом должно быть что? Выжатое, то есть вино. То есть из выжатых виноградных нив – вино, из сжатых хлебных нив – зерно – хлеб. Вены – отработанная кровь, то есть продукт работы нив – артерий. То есть продукт – вино, то есть вина.

Кто это сделал? Ты. Виновен? Виновен. Сделал Адам с Евой – их вина, то есть вина есть продукт твоего деяния. Любое деяние несёт за собой вину и для того, чтобы не быть виноватым, ты будучи маленьким принимаешь решение ничего не делать, дабы не быть виноватым. Если любое деяние несёт за собой вину, то получается замкнутый круг. Чтобы не быть виноватым не надо что-либо делать. Как выйти из этого круга? Чтобы не тащить на себе вину за содеянное, необходимо принести выкуп. Вено – выкуп. (Вено – плата от жениха за невесту. Выводное, окуп, выкуп). Выкуп – откупиться от содеянного. Делай – греши, а после того, как погрешишь, откупишься. Не погрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасёшься. Если ты не грешишь, значит ты хочешь быть святее самого римского папы и Господа Бога, значит ты еретик, а значит, тебя надо отправить на костёр. И что появляется в таком случае? Индульгенция. Ты ещё не согрешил, но уже покаялся, то есть откупился, то есть заплатил за содеянное. А если ты уже за содеянное заплатил, значит, можешь грешить. Таким образом, любое деяние порождает вину, а от вины можно откупиться плодами. Недаром были венки на голове у невест, венками венчали Богов. Лаврами награждали ораторов, венком из сельдерея – победителя в войне, чтобы мужская потенция приумножалась. Есть такая пословица: «не видать, какого ты поля ягода». То есть не видно, какого ты свойства. По плодам происходило узнавание. А кого венчали терновым венком? В наших представлениях страждущего. Но это выворотка, опять вывертка, так как наш мир окрашен криминализированной романтикой. Тёрн – колючее растение. Терновник имеет очень маленькие, сморщенные горькие ягодки. Терновым венком награждался преступник, то есть человек, приступивший закон. Колюч терновый ствол и плоды его горьки. Христос – преступник, который был наказан 39 ударами плетей за то, что преступил закон. Терновый венец – это показатель того, что он преступил закон и после того, как ему дали 39 ударов плетьми, он должен был быть отпущен.

Преступность в нашем сознании:

  1. Ты здесь хозяин, а не гость, тащи с работы каждый гвоздь. – Я беру, так как я считаю себя хозяином и могу это взять. Мне недоплачивает начальство, значит, я восполняю недостающее. Даётся право на расхищение.

  2. Что не моё – то государственное. То есть своё беречь буду, но государственное не моё. У государства я имею право воровать то, что оно мне не додало. А если это не моё, а государственное, то я могу об этом не заботиться. (Я могу позволять воровать другим и т.д.)