Приметы. Часть четвёртая.

венец-3 Свадебный венец. 17 в.

Венчание

Родителям и незамужним девушкам запрещалось присутствовать на венчании.

Вероятнее всего, эту примету можно отнести к разряду примет, связанных с отношениями между людьми. С одной стороны, незамужние девушки сглазить могут, а с другой, могут позавидовать. Когда сознание замутнено, а зависть замутняет сознание человека, дружеских отношений между людьми быть уже не может. В связи с чем могла возникнуть зависть? Если незамужняя девушка стоит в церкви и смотрит на венчающихся, то она переносит все действия, которые совершаются над невестой, на себя. Но в отличие от невесты, она не стоит под венцом. Вот и возникает чувство зависти и обиды: «Почему другая замуж выходит, а не я?» В течение веков подобные вещи примечались наблюдательными стариками, и во избежание помех лучшим средством от обиды было неприсутствие молодых девушек на венчании. На свадебном же пиру девушка получала свою долю, поэтому сам Бог велел идти на свадебный пир.

Невеста должна ехать к венчанию натощак, чтобы мыши ничего не погрызли в ее доме.

Вероятнее всего, подобную примету следует отнести к разряду бытовых (хозяйственных). После трапезы всегда остается какая-то пища, которая требует того, чтобы ее убрали. В противном случае оставшуюся еду погрызут мыши. Если невеста едет на свадьбу, то заниматься приборкой ни у нее, ни у ее родственников нет времени. Вот и посудите сами, что может произойти с остатками пищи. С мифологической точки зрения, мыши, как и сама невеста, празднуют ее же свадьбу, лакомясь остатками пищи после завтрака. Ведь хозяйка уехала из дома.

Если брачующиеся имеют какую-либо болезнь, последняя завенчивается на всю жизнь, и, как бы незначительна ни была болезнь, она не излечится потом.

Для того, чтобы подобного не произошло, когда жениха и невесту приведут на церковную па­перть, то они должны взяться за скобу и сказать: «Пусть все наши скорби и болезни не пойдут с нами под венец, а останутся на тебе, железной скобе». Или: Когда на брачующихся надевают венцы и священник говорит: «Венчается раб божий такой-то», то последний должен креститься и говорить тихонько: «Я, раб божий (имярек), венчаюсь, а болезни мои не венчаются».

Таким образом жених и невеста предохраняли себя от болезней. Ведь все что при них, то и переходит с ними в их будущую жизнь. А зачем им нужны болезни, вот и оставляли они их железной скобе.

Если невеста во время свадьбы охрипнет или лишится голоса или кто-то из поющих лишится голоса, то один из новобрачных вскоре умрет.

Лишиться голоса – лишиться части самого себя. После свадьбы муж становится половинкой жены, а жена – половинкой мужа, то есть они являются частью друг друга. И если в период празднования свадьбы невеста лишится голоса, то по закону прямого переноса после свадьбы она может лишиться мужа. Лишиться голоса – перейти в мир мертвых, так как в мире живых говорят, а навный мир – мир тишины и безмолвия.

Полотенцем повязывали правую руку молодых в знак соединения при венчании.

Пояса или полотенца повязывали свадебникам через плечо, пояс прикрепляли к дуге свадебной повозки – связанные вещи, узлы делались для того, чтобы соединить молодых, связать их.

Невеста особенно должна остерегаться, чтобы венец не пришелся на время регул. В свою очередь, внезапное открытие кровей не предвещает невесте хорошего и пророчит недолгую супружескую жизнь.

Как во время свадьбы из невесты «вытекает» жизнь, то есть зародышевые клетки, так и после свадьбы она сама может «утечь» в иной мир.

Во время венчания, когда под ноги подстилается ширинка — полотно или платок, — то который на нее вперед ступит ногой, тот из новобрачных и будет большим — большаком в семье.

По закону первенства: кто первый успел, тот и приобрел то, зачем спешил.

Если во время венчания у кого-то упадет венец, тому придется на своем веку вдовствовать.

Венец, кольцо – это символы мира. Надевание на голову венка – это знак Божественного осенения и того, что теперь брачующийся находится под защитой Бога. Когда венец падает, то происходит нарушение в мире, мир разрывается. Мир больше не представляет собой единое целое. А если появился разрыв, то появился проход в иной мир, через который душа и уйдет. Не в состоянии удержать на голове венец, значит, не в состоянии будет и супруга удержать.

Жених не должен поднимать ни одной вещи, которую невеста уронит под венцом, делая поклон своей жене, он тем самым попадет в подчинение; кроме того, такой муж недолго проживет.

Если что-то падает у невесты, стоящей под венцом, то она и сама поднять может, ей не нужна помощь со стороны, тем более, если она не попросила. Если же она не поднимает, значит, уронила вещь с какой-то конкретной целью. Когда, находясь в церкви, в момент венчания специально роняешь вещь, значит, или сбрасываешь с себя какие-то недуги или проклятия или приносишь жертву Богу. Если мужчина поднимает нарочно оброненную невестой вещь, он забирает часть, предназначенную Богу, или же перенимает на себя те недуги, от которых освободилась невеста. Недаром существовала примета, что нельзя поднимать на дороге кем-то оброненный платок или поднимать вещи, положенные около святых источников, иначе можешь притку схватить, то есть болезнь. В том случае, если жених поднимает вещь, оброненную с целью оставления ее в качестве жертвы, то Боженька может прогневаться и лишить жениха его доли. Молодой женщине идти в новую жизнь и перетаскивать с собой всевозможные помехи незачем, а где, как ни в церкви лучше всего оставлять болезни, недуги и проклятия.

Каждую примету необходимо прочитывать в зависимости от конкретной ситуации, особенностей того человека, который этой приметы придерживается. Примета может быть одна, а прочтений несколько.

Если невеста под венцом уронит платок, а жених поднимет, то скоро умрет.

Платок – покров невесты. В девушки – Христовы невесты. Если невеста роняет свой покров, а образом покрова является и муж, то не суждено ей находиться под мужниным покровом долгое время. В данной примете, вероятно, оброненный платок и следует рассматривать как жертовприношение Богу, которого жених лишает его части.

Во время венчания замечают: у которого из брачующихся венчальная свеча скорее сгорит, тому прежде и умереть.

Свеча – символ человеческой души. Вот и загадывали на горящую свечу. Недаром и по сей день бытует такое выражение о человеке, прожившем недолгую жизнь: «Сгорел как свечка!»

Во время венчания ни жениху, ни невесте не следует смотреть друг на друга, а если же будут, а в особенности посмотрят в глаза, то не возлюбят друг друга или кто-нибудь из них изменит в супружеской жизни.

Состояние человека во время венчания очень отличается от его обычного состояния. В этот момент человек переходит в стихиальное состояние, в котором чувства не контролируются и могут доходить до высшей степени крайности. Одной из крайней степени проявления возбужденного состояния может быть агрессия. И если в такой момент посмотреть друг другу в глаза, то вполне вероятно возникновение чувства агрессии по отношению друг к другу. Дело в том, что когда животные смотрят друг другу в глаза, то это указывает на их агрессивность и готовность бороться и противостоять друг другу. Так и у молодоженов может возникнуть агрессия по отношению друг к другу и в замужестве они будут жить не в миру и ладу, а в вечной борьбе. На Руси раньше существовал такой обычай: если барыне или барину не понравится взгляд своего крепостного, то есть взгляд был слишком наглый, то человека отправляли на конюшню, чтобы его выпороли и чтобы впредь не повадно было так смотреть. Если же крепостной «соколом смотрел», то есть бодро и весело, значит, готов был выполнять приказы. Очень важно было, в каком состоянии человек находится, в каком состоянии он выполняет свою работу. Поэтому не следует смотреть молодоженам друг другу в глаза в момент венчания, чтобы избежать всевозможных неприятностей в будущем.

Венчаются в шапке, в одежде, имеющей красный цвет или вышитые кресты, чтобы избежать сглаза.

Красное будет отвлекать внимание от самих брачующихся.

Чтобы обеспечить рождение детей, на пороге церкви разбивают яйцо, невеста грызет церковный замок или ключ, приговаривая: «Мне брюхатить, а тебе прихоти носить».

Прихоть – это баловство. А в христианской традиции секс воспринимался как грех, как баловство, как прихоть. В народной культуре символом половых женских органов является замок, а символом мужских половых органов – ключик, как правило, золотой. Невеста грызет замок, чтобы «открыться», чтобы забеременеть. Грызя церковный замок на пороге церкви, девушка находится на границе с миром, заключая, таким образом, договор с миром на раскрытие себя и рождение будущего потомства. И договор заключается не только на уровне слов, но и на уровне телесных прикосновений, она дотрагивается до замка или ключа, она его грызет своими зубками. А замок, ключ – это часть мир, и если девушка-невеста прикасается к чему-то в этом мире своим телом, значит, она заключает с миром договор, в данном случае девушка просит о помощи зачать ребенка. И в то же самое время она показывает свои зубки, то есть она одновременно и угрожает, показывая, что если мир не выполнит ее договор, то она вправе будет нанести ему ущерб. Дело в том, что в традиционной культуре договор был двусторонним: человек исполнил по отношению к миру, то, что следует, значит, и мир должен был удовлетворить его просьбу. В противном случае и одна, и другая стороны в праве были наказать друг друга. Существовал на Руси такой обычай: если по условию договора какой-нибудь Святой или Божья Матерь не выполняли обещанного, то крестьяне наказывали их. Они секли Богов (так раньше на Руси называли иконы), спускали их на воду. Но это они могли сделать только в том случае, если со своей стороны выполнили все данные обязательства. Таким образом, договор дает возможность человеку достичь желаемого и справедливого результата. Договариваясь с человеком ли, с высшими силами, происходит предъявление своих условий друг другу. Всегда очень важно, чтобы договор был двусторонним и устраивал обе стороны. В сибирской сказке крестьянин, очутившийся на небе, чтобы посмотреть, где восходит солнце, встретил Егория Храброго и избил его. Солнце потребовало от крестьянина объяснений, и в ответ он сказал, что Егорий скормил только что купленного коня волку, а по народному поверью, что у волка в зубах, то Егорий дал. И Солнце признало правым крестьянина.

Во время венчания запрещается проходить между молодыми, иначе они разлучатся.

Прохождение между женихом и невестой является знаком разрыва. И если во время венчания они позволили пройти между собой, то и после свадьбы им суждено разъединиться.

Дождь во время венчания предвещает счастливую, богатую жизнь.

Дождь – символ оплодотворения.

Обручальное кольцо

Кольцо – это символ явного мира. Кольцо, венец, колье на шее – это обереги. В далекие времена кольца носили только вожди племен. На кольцо мог быть нанесен дополнительный оберег: руна, резьба, также могли вставлять в кольцо камни. Когда жених с невестой венчаются, то они надевают на безымянные пальца правой руки друг другу кольца. Безымянный палец на Руси имел еще одно название – божеский. Именно безымянным пальцем знахари зачерчивали болезнь. Наличие на безымянном пальце кольца – это знак Божественной защиты, как и венец на голове – знак Божеского осенения и покровительства. В греко-римской мифологической традиции безымянный палец символ Бога Аполлона, Бога солнечного света, Бога любви и красоты. Таким образом, наличие кольца на божеском пальце означает, что человек находится под покровительством осеняющего его солнца, а значит Бога.

Потерять обручальное кольцо, значит, потерять супруга.

Это означает потерять божественную защиту, и самой тяжелой потерей является потеря супруга.

Приход колдуна В.М. Максимов. «Приход колдуна на крестьянскую свадьбу». 1875 г.

После венчания

Нужно поймать блоху, связать ей ноги и положить на дорогу. Все свободно пройдут через блоху, но князь с княгиней не пройдут до тех пор, пока не отыщут связанной блохи и не «сволокут» ее с дороги. (Шуточное поверье. Такое объяснение получило оно в сборниках собирателей примет. Но, возможно, что оно совершенно не шуточное).

Эта блоха – то же, что и горошина из сказки Г.-Х. Андерсена «Принцесса на горошине». Даже такая маленькая помеха как связанная блоха, может помешать осуществиться желаемому. Образ блохи или образ горошины – это образы помех, каких-то ситуаций, которые мешают и которые не разрешены. А пока помехи не убраны, то свадьбу рано справлять. Зачем же в новую жизнь перетаскивать старые проблемы?

Если во время движения свадебного поезда раздастся колокольный звон, то это грозит смертью молодоженам или одному из них. Если колокольный звон услышит девушка в Сочельник во время гаданий, то она умрет в течение года.

Колокольный звон может быть как символом отпевания покойника, так и символом свадебного венчания. Все зависит от прочтения это приметы в конкретной традиции.

Крестьяне отмечали Рождественский Сочельник (6 января) и Крещенский Сочельник (18 января). В кануны перед праздниками ели сочиво или кутью, поминая таким образом умерших предков. И услышать в моменты поминания колокольный звон, значит, услышать призыв умершей души.

По пути после венчания невеста спрашивает жениха, чье поле они проезжают, и получив ответ, «поле наше», тихо говорит: «Поле-то ваше, да воля-то будет нашей».

В свадебном обряде понятие «воля» напрямую связано с понятием «доля». «Девичья доля», а «бабья воля». Воля для девушки – это жизнь с родителями. Обряд прощания с «красотой» (расплетение девичьей косы и отдача девичьей ленты подружкам) символизирует прощание с девичьей свободой и переход под власть мужа. И что же получается: была вольной, а выйдя замуж стала невольной? Есть ли противоречие в понятиях «воля» и «власть»?

Если обратиться к различным словарям, то мы увидим, что слова «воля» обладает двумя значениями: 1.«власть» и 2.«свобода». И если рассмотреть второе значение слова «воля», то окажется, что «воля» понималась славянскими народами как «свобода». Создается ощущение внутреннего противоречия: с одной стороны «воля» — это «свобода», а с другой стороны «воля» — это «власть» — способ достижения своих целей методами узаконенного захвата и регулирования. Получается, что «власть» — это «свобода», то есть отсутствие каких-нибудь ограничений, стеснений в чем-либо. При этом в народной традиции в понимание этих слов не вызывает недоумения, простой народ прекрасно понимает, что только свободный от гнета человек способен осуществлять свои желания, ставить необходимые ему цели и сознательно стремиться к их выполнению, распоряжаясь необходимыми для этого ресурсами и требуя от общества содействия. Так в древности понимал слово «воля» свободный народ, сознание которого не было еще исковеркано идеологическими установками государственного аппарата, захватившего у общества власть – лишившего его воли, свободы, и диктующего народу свою волю. Коллективное сознание русского народа до сих пор хранит истинное понимание слова «воля», несмотря на засилие иностранными словами в повседневной речи и размывание понятийных границ иконно русских слов специалистами разных областей науки. В народном понимании «воля» — это необремененность, пустота, свобода, праздность. К пониманию в народе такого подхода можно прийти, ознакомившись с определениями, данными в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля: «Воля» — 1. Данный человеку произвол действия; свобода, простор в поступках; отсутствие неволи, насилования, принуждения. 2. Желание, стремление, хотение, похоть, хоть, вожделение, вся нравственная половина человеческого духа.

«Нуда» — неволя, принуждение, крайнее стеснение, гнет, худое житье

Тогда, если Нуда – Не Воля, то Воля – Не Нуда: не принуждение, не (крайнее стеснение) = простор, пустота, не гнёт = свобода, не (худое житье) = счастливая жизнь. «Яловый, яловая» — не стельная, порожняя, праздная Отражение слова «Ялов» выглядит как «Воля». В Древней Руси (дохристианской) письмо велось справа налево, как до сих пор пишут евреи и мусульмане. Такое написание слова требовалось для его сакрализации при общении с миром Навьи-Зазеркалья – миром богов, потусторонним миром. В таком написании оно понималось как «священная пустота – начало творения» или «божественная свобода». С тем же смыслом оно перекочевало из языческих берестяных рукописей, уничтоженных христианскими священниками, в монастырские летописи. При этом переписчики переносили изображения знаков согласно Византийской традиции – слева направо. В таком написании это слово дошло до наших дней.

Чтобы не ссориться, молодая жена, входя в дом мужа, разбивает тарелку. Затем они вместе рука об руку переступают через осколки.

Жена на пороге «разбила» тарелку, чтобы в семейной жизни ссорами не «разбивать» семью. Все невзгоды она оставляет в прежней жизни, за порогом нового дома, в котором ей предстоит жить. А на порог нового дома вступает чистой и освобожденной от проблем предыдущей жизни.

Пожилые женщины кладут под порог незапертый замок перед приходом молодых после венца. После того, как молодые перешагнут порог, защелкивают замок, ключ же бросают в воду или в колодец для того, чтобы муж и жена жили в согласии и неразлучно. То же делают перед первым приездом жениха в дом невесты, чтобы свадьба была успешной и жених не отказался.

Замок и ключик – символы женщины и мужчины. Запертый замок – символ соединения, вот и запирают замок после того, как они вошли в тот дом, где они будут жить. Таким образом, как сами жених и невеста творят радостный, благополучный и счастливый образ своей семейной жизни, так и близкие люди способствуют им в этом деле.

Полотенцем завязывали глаза невесте при входе в дом жениха, чтобы она забыла обратную дорогу в дом родителей.

Ведь первый год жизни в новой семье очень сложен и труден и не раз может возникнуть желание вернуться домой к родителям, поплакаться им. Так чтобы возвращения не произошло по какой-либо причине, совершали такого рода символический обряд невесты по отлучению ее от родительского дома

Невеста не должна одна переступать порог дома, где ей предстоит жить с мужем: или переступают вдвоем с женихом, или он вносит ее через порог на руках.

Чтобы в будущем не жить ей в этом доме одной.

При входе невесты в дом родителей жениха кто-нибудь из присутствующих бросал ей под ноги старую метлу. Если же она заметит и тотчас поднимет метлу, то указывает на расторопность и осмотрительность будущей хозяйки.

Таким образом, молодую женщину проверяли в состоянии ли она находиться в окружающем ее мире.

Или же невеста становилась на порог или прыгала с него со словами: «Кышьте, овечки, волчок идет!»

В данной примете примечательным является тот факт, что невеста обращается к присутствующим, называя их «овечками», а себя соотносит с волком. «Волк» — это прозвище члена индоевропейского воинского братства, воинского союза. Такие мужские союзы организовывались с целью посвящения мужчин в войны. (Также мог выбираться другой тотем-животное, например, медведь. У скандинавов существовал союз берсерков, воинства Бога Одина. Берсерки – это войны, одетые в медвежьи шкуры. И основной целью посвящения было убить медведя или вепря без оружия). Называя себя «волком» девушка указывает на то, что она является своей, так как она прошла круг посвящений и стала их сестрой по посвящению. Девушка вышла из девичьего союза и перешла в новый женский союз. Она стала равной.

Во время столованья, как за первым столом, так и за княжим, новобрачные должны свои ноги переплести или поставить нога на ногу, для того чтобы между ними не пробежала черная кошка. Для этой же цели они должны сидеть плотнее между собой. Если же пробежит между ними кошка, то молодые будут жить несогласно, как кошка с собакою.

В образе «черной кошки» может явиться любая размолвка, любой непонравившийся взгляд, который и повлечет за собой ссору.

Отец и мать жениха встречают молодых, возвратившихся от венца с хлебом и квасом. Они выходят на последнюю ступень крыльца с ячменем, пшеницей и хмелем, и как только сын их с молодой женой подойдет к ним, приветствуют их, и бросают на них пшеницей, ячменем и хмелем, так что все крыльцо бывает засыпано этими семенами. Во время осыпания молодых житом присутствующие подставляют шапки и попавшие в шапку зерна берегут для посева.

Существует легенда, что богиня Лада повелела Квасуре вылить бочонок меду в котел с водой, добавить хмель и выдерживать на солнце три дня, изредка помешивая. Он взыгрался, забродил, запенился. Процедил его Квасура сквозь шерсть и получил напиток о девяти силищах, истинный напиток Богов, который наши праотцы выпивали в знак благости и общности с Богами. Отсюда такая сила у меда и у напитка. Этот напиток также имел название сурицы, сто означает солнечный питье. Было на Руси выражение: «Пою Богов!», — что означало поднимать и выпивать в их здравицу солнечный напиток, который мы именуем квасом.

Для того, чтобы жених с невестой поцеловались, кричат не только горько, но и говорят: «Медведь в углу!», — на что невеста должна ответить: «Петра Ивановича люблю!» и поцеловать жениха.

Медведь – зверь, мед ведающий, а звали мохнатого и косолапого зверя бером! В берлоге обитал этот зверь. Покровитель русского народа, ипостась Бога Велеса, скотьего Бога. Бог (или Боги) в углу — это божница с иконами. Таким образом, происходило обращение к Богу, подателю плодородия и изобилия.

Недаром слова бер, берлога, беременная, бремя, ребенок – все эти слова одного корня. (Отсюда и название воинского союза – берсерки). Если корень слова ребенок прочитать наоборот! Вот и обращались к этому Богу на свадьбе, так как в скором будущем семья ожидала пополнения своего семейства. Так чтобы это побыстрее произошло искали покровительства у Бога Велеса.

Во время свадебной трапезы кричали «Горько!» или «В стакане что-то сорно вино!», а молодожены своими поцелуями подслащивали или очищали вино.

Первая брачная ночь

Брачную постель нельзя никому уступать, в противном случае муж или жена совершат измену.

Первая ночь новобрачных должна проходить в клети, где нет крыши.

Клеть в деревенской избе – это холодное место, а для того, чтобы не замёрзнуть молодым приходилось согревать друг друга своими телами, отсюда и наибольшая вероятность зачать ребенка именно в брачную ночь, так как процесс согревания мог быть очень длительным.

Крёстные отцы три раза поднимают вверх караваи жениха и невесты, покрытые скатертями, приговаривая: «Мой выше, мой выше!» это называется мена караваев. Затем они кладут караваи на стол, один на другой, но так, чтобы каравай невесты был внизу, и выносят их в клеть.

Такими действиями крестные отцы творят образ будущего воссоединения жениха и невесты во время брачной ночи.

Когда невеста, по обычаю, вечером разувает жениха, деньги из его обуви она берет себе. Этот обычай напоминает молодому мужу, что достаток он должен нести в семью, жене и детям.

Разувание невестой жениха пред первой брачной ночью необходимо для того, чтобы они жили вместе, парой, как и пара обуви, которая всегда неразлучна.

Тот из молодых скоро умрет, кто раньше заснул в первую брачную ночь.

Сон – переход в мир иной. Первым заснуть в брачную ночь – первым перейти в другой мир.

Лишь только молодая заснет в первую брачную ночь, молодой обязан развязать все поясные узлы своей жене и расстегнуть воротник ее рубахи, чтобы легче было рожать детей.

Чтобы проверить, какими молодые окажутся работниками во время посевной и страды, к кровати привешивали посудину с молоком. А на утро смотрели, если молодые за ночь сбили масло, значит, они будут хорошо работать, если же нет, то работниками они будут никудышными.

Как беременная женщина совершала огромное количество всевозможных действий, связанных с рождением благополучного и здорового ребенка, так и невеста с женихом еще задолго до свадьбы начинали творить образ благополучной семейной жизни.

Целомудренность невесты

То толкование понятия «целомудренность», которое известно нам сейчас, стало внедряться на Руси с приходом Христианства. Подобная трактовка связана с правом собственности, с правом, где собственность передавалась по праву первородства.

В словаре Живого Великорусского языка В. Даля дано следующее объяснение понятия «целомудренность»: «Целомудренный – сохранивший себя в девственной или в брачной чистоте, непорочный. Целомудренность — добродетель эта, плотская чистота, целомудрие» Словом с противоположным значением к слову «чистота» будет слова «грязь». Если мы вспомним календарные традиции славян, то мы увидим следующее.

День Ивана Купалы, празднуемый по новому стилю 7 июля – день всеобщего брака, когда были разрешены свободные отношения между полами. Девушка переходила во взрослое состояние, она получала право на брачные отношения. С одной стороны, происходит зачатие и совокупление, а с другой стороны, — роды урожая, то есть земля рожает и в то же самое время женщина зачинает дитя любви в купальскую ночь! То есть образуется круг, круговорот, жизнь продолжается и перетекает из одной формы существования в другую.

Купалу называют любовным, чистоплотным, радостным. В имени Купало объединены два понятия «купать» и «кипеть», что отражает водную и огненную стихии одновременно и купа, купина — большой сбор, ведь в других славянских странах этот праздник носит название собутка, когда все собираются вместе около общего костра. В это время хлеб скупляется в колосья, набирает, накапливает силу. Так же в это время происходит скупление между мужчинами и женщинами. Вот и ликует Иван Купала вместе с окружающей природой и радостными людьми.

В купальскую ночь девушкам позволялась наибольшая свобода в обращении с парня­ми, и это не подлежало ни запретам, ни наказаниям. Даже если у девушки был жених, то в ку­пальскую ночь он не должен был ревновать ее, если она гуляла с другими парнями.

В такое время нежелание веселиться, пренебрежение вниманием со стороны парней не поощрялось ни самими девушками, ни тем более парнями. Девушки-недотроги изгонялись из сообщества, и в таком случае им грозила участь остаться старой девой. Это очень важный факт, потому что в девушке ценилась не только скромность и трудолюбие, но и умение радоваться, веселиться, любить.

Основным итогом этого периода была подготовка женщин к жатве, к принятию урожая от матушки-земли, зачатие детей в Купальскую ночь и в то же самое время рождение своего потомства; а для девушек – это время выпускания своей накопившейся энергии и проигрывание свадебных обрядов – подготовка к будущей свадьбе.

Я привела только один пример того, как древние славяне реализовывали свою накопившуюся энергию. Но на Руси существовали Зимние Святки, Троицкая, Всесвятская недели – время празднования Зеленых Святок. И каждый из этих периодов был ознаменован тем, что отношения между полами были свободны. И в то же время были Посты, которые, кстати, существовали еще задолго до Христианства. Четкая закрепленность подобных действий за конкретным календарным периодом позволяла крестьянам, «не разрушать» своего тела, не копить злобу и нереализованную энергию. Также существовали и определенные места, где служение Богине Ладе не считалось грехом, а почиталось в далекие времена великим таинством.

Например, Валдай славился игривыми и любвеобильными девушками, мелкими баранками и валдайскими колокольчиками. Валдайские баранки стали символом валдайсикх девушек. Недаром существовало такое выражение «Валдайские баранки ломать», то есть с валдайскими девушками время проводить.

«На Валдае девки живут,

Все бараночки кладут,

А полка хрясь

И баранки в грязь».

Вот что пишет о валдаянках А.Н. Радищева в своей знаменитой книге «Путешествие из Петербурга в Москву»: «Кто не бывал в Валдаях, кто не знает валдайских баранок и валдайских разрумяненных девок? Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие, воспользоваться его щедростью на счет своего целомудрия. Сравнивая нравы жителей сея в города произведенныя деревни со нравами других российских городов, подумаешь, что она есть наидревнейшая и что развратные нравы суть единые токомо остатки ее древнего построения. Но как немного более ста лет, как она населена, то можно судить, сколь развратны были и первые ее жители».

Валдаянки торговали знаменитыми валдайскими баранками, и по древнему нерушимому обычаю за каждую одну купленную баранку путешественнику от продавщицы полагался один жгучий поцелуй. Отчего репутация валдаянок была на Руси небезупречной. Но при этом почему-то забывали, что целоваться следовало исключительно через баранку.

Вероятнее всего, говоря о валдайских нравах, следует говорить о жреческих посвящениях, на что и А.Н. Радищев вскользь в вышеприведенной цитате указывает. Если учесть, что путник в традиционном мировоззрении олицетворялся с Богом, то и получается, что валдайские женщины совершали акты божественного служения. Только с течением времени, особый смысл ритуалов, исполняемых валдайскими девушками и женщинами, утерялся, что и привело в итоге к представлениям, укорененными в картине мира и по сей день.

Возвращаясь к понятию «целомудренность» надо отметить, что употребляется, оно, как правило, еще с одним словом «нечестная». «Нечестная» или «нечастная», то есть та, которая лишилась своей части. Долей, участью девушки является блюсти свою честность. Если ей нечего блюсти, значит, доля отсутствует, то есть девушка утеряла свою часть. Отношение к целомудренности девушек в разных общинах было отличным друг от друга. Здесь идет вопрос о соблюдении правил в конкретной общине. Если в данной местности принято блюсти свою честность, то и необходимо придерживаться этого закона. Несоблюдение девушкой законов общины указывает на то, что девушка строптивая и непокорная. И для нее это несоблюдение законов в последствии может обернуться серьезными проблемами. Недаром на Руси говаривали: «В каждой избушке свои погремушки» или «В чужой монастырь со своими уставами не лезь». А вот законы своей общины следовало соблюдать строго.

С косынкой или лентой того или иного цвета на второй день зять приезжал к теще. Красная лента символизировала (на второй день после свадьбы) невинность невесты, а голубая — совершенно обратное! Прилюдно ее матери вручали пирог с дыркой, отцу — кубок с дыркой. Также на родителей могли надеть хомут.

Красный цвет – символ женщины. Голубой цвет – символ мужчины. Вручение вещей с дыркой, символизировавших нечестность невесты могут являться и вторичным фактом осмысления. Первоначально вручение пирога с дыркой, кубка с дыркой, вывешивание простыни с пятном могло означать только тот факт, что брачная ночь прошла успешно и то, что должно было произойти между мужем и женой в первую брачную ночь, то произошло.

Хомут – часть конской упряжи: деревянные клешни, с хомутиною, оголовком и гужами, надеваемые на голову лошади. В данном случае эллипсовидная форма хомута с прорезью соотносится с образом женского, а не девичьего лона. Поэтому на родителей хомут и надевали.

Если жених на второй день после свадьбы на вопрос: «Ель или сосна?», — отвечает: «Ель», — то, значит, жена ему досталась честная, если же – «Сосна», то нечестная.

Чтобы понять эту примету, необходимо знать, во-первых, к какой именно местности она относилась, а во-вторых, характерные особенности природы этой местности, в данном конкретном случае природную форму ели и сосны. Если в примете словом «ель» обозначают девственную девушку, то речь идет об узкой и длинной ели, напоминающей щелочку, то есть честную девушку. А вот если произносили слово «сосна», природная форма которой крепкий ствол и распушенная крона, то это могло быть символом как мужского полового органа, так и нечестной девушки, то есть лишившейся своей части. В любом случае форма сосны соотносилась с образом нечестной девушки.

Если невеста целомудренна, то били горшки по лавкам, если же нет, то под лавками.

Целомудренность – то, что поощряется, приветствуется, считается девичьей гордостью, то о чем не стыдно сказать. Вот и били горшки над лавкой, то есть прилюдно, чтобы всем было видно. А нецеломудренность скрывалась, и оглашали этот факт сокрыто, так чтобы меньше людей об этом знало. То, что тайно происходило, то тайно и оглашалось. Вот и били горшки под лавкой, то есть тайно. И вне зависимости от того, была ли девушка честной до свадьбы или нечестной, необходимо было сделать оглашение того, что она теперь мужняя жена и другим парнем нечего не нее заглядываться. Разбивание горшка также связано с перераспределением доли. Девушка с парнем перешли в новый статус и в новый мир. Свою семейную жизнь нужно начинать с нового горшка или с новой ложки.

Если пели, что невесту разорвал медведь, значит, невеста нецеломудренная.

Если рассматривать ситуацию на бытовом уровне, то с медведем девушка могла встретиться только в лесу. Но если бы медведь ее в лесу разорвал, так она бы умерла. В лесу мог встретиться и чужой. А только чужой мог девушку ссильничать, то есть взять силой. Человеку насиловать женщину не положено, свой этого делать не будет. Вот и получается, что если не человек, то чужой, а в образе чужого мог явиться и сам Господь-Батюшка. И в данном случае, глагол «разорвал» будет относиться именно к образу действий чужого, чтобы подчеркнуть, что сделал это кто-то иной. А как уже неоднократно говорилось выше, в образе медведя воплощен образ Бога Велеса, скотьего Бога. Ведь Бог мог явиться как в образе незнакомца, так и в образе зверя. Таким образом, пропевая песню о том, что девушку разорвал медведь, снимают вину с девушки и переносят ее на Бога. (В особенности, если она забеременела).

Для того, чтобы проверить целомудренной или нет вышла девушка замуж, ее сажали на квашню. Если девушка целомудренна, никакими силами нельзя было столкнуть ее с места, если же нет – любой ребенок мог свалить невесту с квашни.

Если женщина чувствует за собой вину, то она не сможет усидеть на квашне. Чувство вины не дает возможности чувствовать себя уверенно и уравновешенно. А когда девушка невинная, то она пропускает сквозь себя все те воздействия со стороны окружающих, которые применяются по отношению к ней. Она словно смоляной бычок, присмолившийся к квашне, который отъединится только тогда, когда сам посчитает нужным. Нечестная девушка подвержена любому воздействию со стороны окружающих, так как ее собственное чувство вины делает ее уязвимой.

Если нечестная невеста наступит на дежу1, то семь лет не будет родить хлеб, не будет вестись скот, не будут жить дети у молодых.

Две последних приметы связаны с чувством вины, которое испытывает девушка, имевшая связь с мужчиной до замужества. В последней примете функций воспроизводства лишаются все те, кто ими обладает: в деже замешивают тесто. И если не удастся тесто, то не удастся и хлеб; скотина не будет давать приплода, а молодые не будут иметь детей или их дети будут умирать. Но для того, чтобы это произошло, провинившаяся девушка должна быть напугана до такой степени и так остро чувствовать свою вину, что сама станет бесплодной. А если в деревне есть хоть одна бесплодная женщина, то это тем и чревато, что ни другие женщины, ни домашние животные, ни земля не будут рожать. В этой примете в очередной раз показано: что происходит в одном мире, то происходит и в других мирах. В данном случае происшествие в мире людей отражается в мире вещей (дежа), в мире животных (скотина) и распространяется на всю местность, где данное происшествие произошло.

Как узнать изменяла жена или нет

Мыться в бане, потом вспотеть на полку, и после обтереть все тело полотенцем. Когда же приедет домой, то потное полотенце положить тайно от жены под подушку. Едва жена засыпает, уже муж слышит, как она сонная, рассказывает про свою жизнь.

Пот мужчины после того, как он помоется, сходен с тем потом, который выделяется при половом акте. (Так как пот, выделяемый мужчиной во время работы, имеет другой запах). И запах пота будет беспокоить женщину, отчего сон ее станет тревожным. Запах мужского пота будет растормаживать отделы памяти ее сознания. А так как во время сна идет работа с тем, что находится в нашем подсознании, то женщина, чувствуя запах, может обращаться к мужчине, чтобы он перестал ее беспокоить. Обращение, как правило, идет по имени, поэтому женщина может назвать чье-нибудь другое имя. Если такая примета есть, значит, это работает, но это не значит, что всегда.

Разные приметы

Вслед жениху и невесте принято бросать старую, сношенную обувь, в особенности лапти.

Делалось это для того, чтобы их жизнь также прочно связывалась и сплеталась, как лапти сплетались.

Матери невесты нельзя убирать волосы дочери перед венцом.

Волосы, космы связывают девушку и окружающий ее мир воедино. Космы – это то, что соединяет девушку с окружающим ее миром. Распущенные волосы – это природные силы девушки. Перед свадьбой природную силу невесты собирали вместе, то есть заплетали в косу. Творили этот обряд ее кумушки-подружки, с которыми она вместе проходила жреческие посвящения, и принимала сан жрицы. Таким образом, косу заплетали жрицы, а не обычные женщины. Следовательно, жрицы силу девушки не забирали, а вот родная мать, которая тоскует по своей дочери, может забрать силу дочери для того, чтобы последняя вернулась в отчий дом. Также проводился обряд прощания с красотой, когда девушка отдавала свою девичью ленточку, которую вплетала в косу до замужества, своим подружкам. Тем самым она звала их за собой.

Когда девушка становилась замужней женщиной, она заплетала не одну косу как в девичестве, а две и обязательно покрывала волосы платком, который снимала только при муже.

Таким образом, женщина должна была «связывать», «обуздывать» свою женскую природную силу. А сплетение волос в косы означало ее принадлежность к культурному пространству, а не природному. Это означало, что она окончательно перешла из мира природы в мир общества. Распущенные женские волосы и непокрытые женские волосы – это знак близости женщины к природе. И только в определенных и строго установленных случаях женщина могла переходить из мира общества в мир природы, когда в этом была крайняя необходимость. Женщина могла распускать волосы при родах, при совершении некоторых обрядов и при муже в их спальне.

Отец молодого после свадьбы подает сыну и невесте на конце ножа кусочек хлеба, намазанный медом, что означало пожелание молодым сладкой любви. Отсюда выражение медовый месяц.

Гребень обмакивали в мед или в вино, когда жениху и невесте расчесывали волосы; по углам опочивальни на лавках ставили мед и после свадьбы окачивали молодых в бане медом по той же причине.

Также мед является очень хорошим антисептиком. Поэтому имело смысл проводить профилактические действия, предотвращающие молодых от возможных заболеваний.

Свадебные гости скоро и обязательно передерутся, если забросить в избу через окно два зуба хлебной колотовки, сами собою отломавшиеся, или же если через избу перебросить три цепных бича.

Подобная порча свадебной трапезы основана на переключении внимания гостей с одного предмета на другой. Безусловно, порча творится в мире образов, что отражается в мире людей. На этом и основаны действия колдунов. Что делать в этом случае человеку? В первую очередь увидеть, что состояние изменилось. Во вторую, не дать кому-то другому подменить себе цель. Что касается данной приметы, люди пришли свадьбу праздновать, вот и следует продолжать праздновать свадьбу. Если человек, занимающийся одним делом, не закончив его, резко начинает заниматься другим делом, то возникает вопрос о подмене цели. Поэтому для того, чтобы подобного не возникало необходимо находиться в ситуации здесь и сейчас и видеть основную цель. Также не стоило забывать, что дружка для того на свадьбу и приглашен, чтобы убирать помехи подобного рода.

Нехорошим предзнаменованием для молодых служит то, если родители справляли свадьбу на одолженные деньги. Молодые будут в частой нужде да и само супружество их будет недолговечным.

Если родители молодого не в состоянии подготовиться к свадьбе, значит, по родителям и о сыне судить будут.

Если невеста посмотрит в печь и скажет: «Велыка яма, сховается тато и мамо», то родители жениха скоро умрут.

Таким образом, она откроет проход их душам в мир мертвых.

Чтобы первенец был мужского пола, сажали на колени невесты мальчика.

Когда невеста выходила из-за стола, она тянула за собой скатерть, чтобы ее подружки долго в девках не засиделись и быстрее вышли замуж.

Скатерть символ пути. В данном случае скатерть являлась как бы продолжением пути невесты. Потянув скатерть, невеста тянула за собой своих подружек.

Если девушка заговорит, пока несет с поля последний сноп, то ее жених будет слепой.

Девушка, несущая с поля последний сноп, направляется в свой дом для того, чтобы поставить сноп под божницу. Этот обряд девушка должна совершать в молитвенном состоянии, в этот момент она должна быть в себе, сосредоточена и обращена к Богу. Если девушка по дороге с кем-то заговорила, значит, она находится не в молитвенном состоянии, она не в себе, она не в состоянии отследить помеху (в данном случае встретившегося человека) и убрать ее. Она не видит мир, в котором находится и который творит в течение всего пути с поля и до дома, она слепа (здесь речь идет не о физической слепоте). А если она «слепая», то и муж ее будет «слепой». Подобное притягивает к себе подобное. А если слепые, значит, нищие. На Руси слепые – это нищие. Если девушка не в состоянии соблюсти обычаев, следовательно, она бестолкова, а если она бестолкова, то и лучшей доли ей не видать.

При разводе супруги разрывали над проточной водой или на перекрестке полотенце, пояс или что-либо из одежды. В свадебном же ритуале наоборот все стараются связать, чтобы семейные узы были крепкими.

Время свадеб. Календарные свадебные приметы.

Время «в числе»

1 апреля

Дарья. Дарья пролубница. Дарья — «засори ко­лодцы», «грязные проруби».

Обманывать знакомых – обычай, практикуемый среди городских жителей, где девушки стараются обмануть как можно больше людей в той уверенности, что в таком случае женихи не проведут их, а, наоборот, они будут водить молодых людей за нос. Это городской обычай.

5 мая

Ляльник

Накануне Юрьева дня — 5 мая, празднуется Ляльник. Ляля-Леля — одна из двух Рожаниц — дочь — дева — женская потенция. Переход из Лели в Ладу, сопровождающийся качественными изменениями в организме девушки и связанные с ее родовой функцией, это момент становления девушки женщиной. (Лада — богиня брака и благополучия). Девушка становилась женщиной подобно тому, как весенняя, еще не вспа­ханная яровая пашня пахалась в этом году впервые и засева­лась семенами. Во время праздника проводился обряд-игра, посвященный проводам Лели. Под вечер на большой площади собиралось несколь­ко десятков старух, женщин и девушек в особых, хранимых для этого случая, белых одеждах (на Руси белый цвет – цвет смерти, т.е. цветовой символ перехода из одного мира в другой). Девушки выбирали из своей среды самую красивую, и она исполня­ла роль Ляли. Для Ляли изготавлива­лась особая дерновая скамья, которая, символизиро­вала землю с начавшей прорастать растительностью. На середину скамьи садилась увенчанная венком Ляля, а по сторонам от нее на скамью укладывались приношения: по одну сторону — хлеб, а по другую — кувшин с молоком, сыр, масло, яйца и сметана. Девушки водили хоровод, про­славляя ее как кормилицу и подательницу урожая. По оконча­нии хороводной пляски и пения Ляля наделяла девушек венка­ми.

13 мая

День святого апостола Иакова. Святого Доната.

Яков звездоночный. В старину с этого дня прекращали всякое сватовство, считая, что наступаю­щий май месяц очень невыгоден для новобрачных, потому всякое предложение о сватовстве считалось делом обидным и даже зазорным. Помимо того, что неблагожелательность свадеб в этот период приписывалась месяцу маю – в мае венчаться с горем обвенчаться, кто в мае венчается, тот весь век мается. Здесь очень важным является наступление пахоты, сева, подготовке к сбору урожая. Недаром это время отличается короткой ночью и длинным днем. Не подготовишься к длинной зиме летом, то не прозимуешь. И заниматься таким серьёзным делом как свадьба нет возможности. В связи с этим свадьбы приурочивались к осеннему периоду, когда все сельскохозяйственные работы закончены, а скот больше не выпускается в поле. 14 октября – Покров – первый свадебный день после долгого весенне-летнего перерыва и день, когда скотинка закармливается на зиму и больше не выпускается в поля.

14 октября

Покров Пресвятой Богородицы.

На Покров обычно играли свадьбы, выпадение снега на этот день считали счастливым предзнаменованием для обрученных и пред­вещанием большого количества свадеб, а снег, падающий в день венча­ния, сулит счастье молодым. Девушки просили:

«Мать-Покров! Покрой землю снежком, меня женишком». Существовало поверье: кто раньше поставит в церкви свечу, тот рань­ше и замуж выйдет. Девушки, желавшие выйти замуж, обращались к Богородице с такими словами: «Пресвятая моя Богородица! Покрой мою победную го­ловку жемчужным кокошником, золотым подзатыльни­ком!» или «Ты, Покров-Богородица! Покрой меня, де­вушку, пеленой своей нетленною идти на чужую сторону!» Покрытие головы издревле было признаком замужества: девушки ходили с непокрытой головой, а замужней женщине быть простоволосой не полагалось. Женщина, готовая к родам, — женщина, обладающая силой, а непокрытые, распущенные волосы – знак женской силы. И доныне невеста во время венчания стоит, покрытая фатой. Так в народном сознании переплета­ются нетленная пелена (мафорий Богородицы), брачное покрывало невесты и снежный покров земли.

10 ноября

День мучеников Терентия, Неонилы, Параскевы.

Неонила-льняница. На Нени­лу и Параскеву полагаются особые мольбы на хороших женихов, считая, что они помогут, ведь девка красна до замужества, а скрасит девку венец да молодец, но невеста не лошадка, не выведешь на площадку, хотя девка на поре, а женихи во дворе.

Параскева-пятница. По греч.: Параскевэ – ожидание, приготовление, пятый день недели. То есть день ожидания перед субботой. Русская форма этого имени – Прасковья, Парасковья, Прасковея.

Представляли ее в виде высокой, худой женщины с длинными распущенными волосами (поэтому высоких и худых женщин иногда называют долговязая пятница).

К матушке-Параскеве обращали свои мольбы девицы-красавицы:

«Матушка Прасковея! Пошли женишка поскорее!

Пятница Прасковея, покажи мне жениха поскорее!

Матушка Прасковея! Отдай замуж поскорее!»

Храмы во имя св. Параскевы исстари назывались Пятницами. Также именовались небольшие придорожные часовни. Здесь девушки и молились о женихах.

Параскева-Пятница также предстает повивальной бабкой. Она – покровительница брака и родов. Параскева-Пятница-Макошь — Богиня Плодородия и покровительница женских работ, богиня-пря­ха, плетущая нити человеческих судеб, или еще — Хозяйка Душ, Хозяйка Земли, символизирующая Смерть, старуху. В христи­анское время культ Макоши претерпел существенные изменения и уже с XII-XIII в.в. начал вытесняться культом Параскевы Пят­ницы. В особом апокрифическом пятничном календаре, состо­ящем из 12 пятниц, десятая считалась главнейшей, старшей из всех двенадцати.

19 декабря

Николин день

На­чало зимнего сватовства. Служат молебны те, кто ду­мает женить или жениться. Старшее поколение предостерегало молодежь: «Хо­рошую невесту и на печи найдут», «Не заламывай ря­бинку не вызревшу; не сватай девку, не вызнавши». «Не кайся, рано вставши; кайся рано женившись», «Один же­нился свет увидел, другой женилсяс головой про­пал», «Доброю женою и муж честен».

17 января

Собор семидесяти Апостолов, преподобного Феоктиста. Преподобного Ахилы Печерского, в Дальних пещерах почивающего.

Последние святочные гадания, так как 19 января Крещение, а после Крещения и до Масленицы наступает пора свадеб. В этот день девушки, желая узнать свою судьбу на предстоящий год, выходят вечером на двор примечать звезды. Старшая и почетная девушка выхо­дила вперед с пирогом, а другие подле нее скороговор­кою причитывали:

Ай, звезды, звезды,

Звездочки!

Все вы, звезды,

Одной матушки,

Белорумяны вы

и дородливы.

Засылайте сватей

По миру крещеному;

Состряпайте свадебку

Для мира крещеного.

Для пира гостиного,

Для красной девицы,

Свет-родимой

Анны Ивановны.

Когда же увидят, что впереди Девичьи зори (линия звезд по Млечному Пути), тогда с горем отходили, так как по преданию Девичьи зори предвещали еще год девичьей жизни. Я привожу здесь только только один пример святочных девичьих гаданий, т.к. он имеет четко выраженную связь с природой, в данном случае со звездами и что еще наиболее важно, этот обряд имел календарную закрепленность. Каждая девушка знала, что в этот день она может обратиться к небесным светилам и испросить у них свою судьбу.

19 января

Крещение

Крещенское рукобитье – к счастливой семье. Этот день считается очень удачным для свадебного сговора. В Крещение над Землею небо разверзается, поэтому все добрые начинания благословляются Свыше и успешно завершаются.

Время «не в числе»

Масленица

Масленица праздновалась в течение одной недели за 7 недель до Пасхи. В более ранние времена Масленица праздновалась 2 недели, с приходом которой начинается пробуждение При­роды и пробуждение женской природы. Пробуждение же женской приро­ды у девочек соответствует приходу первых месячных, с на­ступлением которых в ее косу вплеталась красная лента в знак того, что она перешла в другой возраст, стала половозрелой, девушкой. А также девушку принимают в хоровод, что означает переход в статус невесты.

«Прощай, зима сопливая! Приходи, лето красное!» — это слова из масленичной заклички. Сопливыми называют детей, а красными девицами девушек, которые стали краситься. Слово краситься раньше имело два смысла: 1. Приход месячных и 2. Использовать косметику (румяна да белила).

Большинство названий месячных связано с красным цветом, красотой и цветением: цвет, цветет, краски. Иногда месяч­ные называются праздника­ми (хотя в современном мире это выражение имеет саркастический оттенок). Хотя для девушки это и самом деле был праздник, так как она допускалась в хоровод.

По преданию месячные произошли так: Богороди­ца, родив Христа, положила свою окровавленную рубашку в горшок и велела служанке, не открывая его и не разглядывая рубашки, бросить горшок в реку; служанка не послушалась и тотчас же заболела сама; с тех пор все женщины раз в месяц болеют тем же.

Отмечание наступления половой зрелости у девушки происходило так: мать девушки мазала ей кровью щеки или брови или слегка била ее по лицу, чтобы девушка бы­ла счастлива, красива, румяна, что­бы ее любили парни. При наступлении пер­вых месячных в гости к девушке собирались все женщины села, пиро­вали и, расстелив на полу рубашку девушки, плясали на ней или устра­ивали девушке символическую сва­дьбу из старших девушек выбирали для нее жениха и оставляли их на ночь вдвоем моло­диться. За наступлением месячных, которые знаменовали собой, половую зрелость девушки, начинались и изменения в ее одежде (появление нижних юбок, фартуков и др.), появлялись украшения, менялась манера поведения, походка. Оконча­тельное прекращение месячных (когда жен­щина теряла свой цвет, переставала цвести, отмылась) также переводило ее в иную воз­растную категорию — она могла стать повитухой.

Масленичная кукла – символ Масленицы

Основным символом масленицы была соломенная кукла. Солома символизировала собой смерть, т.к. солома – это мёртвая часть, оставшаяся от обмолоченного колоса, а зерно – вечно живущая часть, дающая жизнь!

Делание куклы — женский обряд. В этот момент старшие обучали младших. Происходит творение ритуального символа, который в течение от 3 дней до недели проживает жизненный цикл от рождения до смерти.

Масленичная кукла делалась в складчину. Это символизировало общее начало, т.е. всю крестьянскую общину. Материал всегда собирали из всех домов, и, как правило, это делали дети. Обряд изготовления куклы соотносился с обрядом родин. Чаще всего куклу делали девушки под предводительством рожавших женщин. В обряде творения куклы происходит рождение ее в самом расцвете сил и с подчеркнуто выраженными женскими формами. То есть можно соотнести образ куклы с образом девушки, готовой к вступлению в брак. Наряжали же ее в тех домах, где девушки уже повыходили замуж. Одевали во все старое, негодное, что являлось символом уходящего и старого времени. Также костер сооружали из старых вещей, но огонь вытирали2 новый. Сжигая масленицу, крестьяне уничтожали и прогоняли зиму и смерть, чтобы обезопасить себя они намеренно громко смеялись, бранились, переодевались, т. е. меняли облик и манеру поведения. Таким образом оберегали себя от каких бы то ни было неприятностей.

Обряды-включения молодоженов в деревенскую общину

Масленичная и Пасхальная недели были посвящены окончательному принятию молодых супружеских пар в деревенскую общину на правах полноправных хозяев. Это время очищений и испытаний.

Гостевание молодоженов на Масленицу

Обрядовое посещение молодоженами на Масленичной неделе родителей невесты и жениха, родственников, повивальных бабок, сватов и всех тех, кто принимал участие в свадьбе.

Молодые ехали к теще и оставались у нее сутки или же до конца праздничный недели. Именно для зятя теща специально пекла блины, творожники, пироги с разнообразными начинками. (Яйца, мука, масло, сметана, творог – основные составляющие масленичных блюд. Все они символизируют собой творение мира, берущего начало из молочной реки. А что вскоре предстоит делать молодоженам? Творить будущую жизнь – зачинать и рожать дитя. И вкушение блюд из молока, масла сметаны способствовало благополучному исходу дела)

Молодые могли гостить в доме у жены до Чистого понедельника. Этот обряд носил название от­вязываться от родителей, после чего молодая окончательно отвязывалась от своего родительского дома, в знак чего им вручали чашку (или чашки) и две ложки. После того, как молодожены погостили у тещи с тестем, они направлялись в дом свекра и свекрови. После этого ходили в гости ко всем свадебникам и одаривали их пряниками, платками, полотенцами, мылом.

В это время для молодоженов устраивали купание (соление или масление) в снегу, которое по сути своей является обрядом-переходом. Молодых попарно укладывали в специально вырытую яму и забрасывали снегом; вываливали в сугроб из саней, мазали, маслили снегом по лицу; вывалив из саней, волокли по снегу кидали молодоженов друг на друга и под друг дружку. Этот обряд символизировал собой временную смерть, то есть происходило умирание в одном статусе и воскрешение в другом. А временная смерть характерна для посвятительных обрядов. После чего молодая супружеская пара окончательно закреплялись в статусе полноправной семьи.

Также на Масленицу существовала традиция выставления молодоже­нов напоказ, предъявления их сообществу: для этого молодые съезжались в какое-нибудь одно место на гуляние, назы­ваемое кочки, горки, гора, где под пристальными взглядами множества собравшихся выстаивали на катальной горе часами. В любом случае молодожены не имели права избегать общественных гуляний, обязательно должны присутствовать на катальной горе или кататься по селу в санях сами добровольно выставляя себя в качестве объекта публичного обозрения, обсуждения и весьма откровенных шуток.

Если во время святочных гуляний происходил подбор брачных пар, после Крещения следовал сезон свадеб, на Масленицу молодая окончательно отвязывалась от родительского дома, то на Светлой Пасхальной неделе происходило окончательное включение молодой пары в деревенскую общину.

Масленич­ная неделя носила также название Зятьницы. Первое воскресенье Великого поста называлось Хоровинное воскресенье (от сл.: хоровина — теща), потому что зятья при­возили тещ к себе в гости.

Тёщины вечёрки (пятница на Масленичной неделе)

В этот день зятья угощали своих тещ блинами иногда со всею роднею. В некоторых местах за гостившей у своей матери молодухе приезжали девушки с санками, усаживали молодуху, обряженную в женский головной убор и везли кататься. За ее возвращение домой муж платил выкуп.

Золовкины посиделки (суббота на Масленичной неделе)

Молодая невестка приглашала своих родных к себе. Также в этот день строили снежный городок, после чего разделялись на две половины, одна из них должна была охранять городок, а другая взять его. Таким образом эта игра символизировала победу весны над зимой, которая не хотела уступать свои права и защищалась, насылая временами морозы в марте.

В этот день совершался обряд под названием целовальник, когда подгулявшая молодёжь ездила целовать молодушек. Каждая из молодушек подносила гостю ковш пива, а тот, выпив его, троекратно целовался с ней. Или же молодая пара должна была целоваться по первому требованию встречных. Обычай масленичного целования имел еще одно название: солить рыжики или грибы ломать.

Обряду целования мог предшествовать обряд обхода домов молодоженов. Компания молодых парней собиралась вместе и начинала обход домов с окликаниями молодой под окнами, после которого молодая пара должна была пригласить окликальщиков в дом, посадить за стол и угостить. Если все так и происходило, то окликальщики усаживали молодых на сани или салаз­ки и, впрягшись в них, тащили молодых на себе, катали по селу всем на обозрение; если же окликальщиков оставили без угощения и не оказали им должного почтения, то они насильно усаживали молодых на борону, положенную зубьями кверху, и катали в таком виде. Катание молодых на бороне, с одной стороны, связано с эротическим моментом, так как борона – символ плодородия и изобилия, с другой стороны – это насмешка и порицание за то, что молодые не оказали должного почтения окликальщикам.

Такие ярко выраженные эротические игры и обряды на Масленицу позволяли пережить строгий Великий пост более умиротворенно. Как в Святки был дозволен всеобщий разгул после поста, так и перед Великим постом в Масленицу было позволено гулять и бесчинствовать. Подобные обряды способствовали снятию сексуальных запретов, т.к. в данном случае целоваться необходимо было при всем честном народе, да еще и не только со своим супругом.

Обряд «Колодка»

Обряд «Колодка» был приурочен к Масленице. Объектом обряда обычно становились молодые люди, упустившие время для вступления в брак. Чаще всего парню или девушке, вовремя не вступившим в брак, привязывают к ноге небольшое бревно, колодку, палку и др. Девушкам колодку привязывали лишь в тех случаях, когда они в течение года отказы­вали сватам или проявляли излишнюю разборчивость. Из­вестны и другие формы: прикрепление к одежде или телу более легких предметов или привязывание человека к бревну. Парни иногда привязывали колодки девушкам. Реже девушки цепляли колодку парням: это могла быть небольшая палочка, пере­вязанная лентой.

Колодка – это образ недостающей пары: или жены или мужа. Мужа или жену называют второй половинкой, т.е. полноценная семья, может состоять только из двух людей: мужа и жены. Вдвоем легче наверх подниматься. А колодка – это то, чего не достает и то, что тащит человека вниз, а задача любого человека – не вниз идти, а вверх подниматься. (Недаром все культовые сооружения находились на возвышенных местах). Колодка – это образ того, что в этом году осталось недоделанным и не дает человеку возможности идти дальше, дальше осуществлять задуманное.

На Похвальной неделе (пятая неделя Великого Поста) в среду – Андреево стояние или Поклоны – девушкам полагалось обязательно выстоять службу в церкви и усердно молиться, так как Андрей Критский за такое рвение поможет удачно выйти замуж

Пасха

Девичьи обряды Светлого Христова воскресенья

В Пасху — проспать пасхальную службу — обречь себя на неудачный год, особенно это касалось молодых девушек. Во время пасхальной службы девушки тихонько шепчут: «Воскресение Христово! Пошли мне жениха холостого, в чулчонках да в порчонках!»; «Дай бог жениха хорошего, в сапогах да с калошами, не на корове, а на лошади!» Все де­вичьи пасхальные приметы об одном: если девица ушибет ло­коть, значит, ее вспомнил милый; если во щи упадет таракан или муха к свиданию; бровь станет чесаться кланяться с милым.

Наступило время, когда границы между мирами размыты и стерты. Мир преображается, творится заново. Вся природа ликует! Солнышко радуется! Существовало такое поверье, что давным-давно с Пасхи до Фомина воскресенья солнышко денно и ношно светило и не заходило!

Жизнь вступает в свои права. Народ начинает веселиться, играть. С одной стороны игры связаны с родильной деятельностью, с другой, — с сельскохозяйственной, где первостепенную роль играют женщины и девушки. Сопряжение в этот период родовой и сельскохозяйственной деятельности связано с идеей воспроизведения жизни!

Суббота на Светлой Пасхальной неделе (Первая суббота после Пасхи). Время публичного оглашения и признания молодой семьи.

Обряд Ублажения гордых

В этот день родственники молодой посещали дом новобрачных. А родственники молодого ублажали молодуху, если она им нравилась, отсюда и название дня: ублажение гордых.

Фомино воскресенье. Красная горка. Вьюнишник

Красная Горка — первое воскресенье после Пасхи. Она символизирует красное Солнышко, красную весну, которую в этот день закликают. Красная Горка — это праздник девушек, к которому они долго готовятся. И именно в этот день женихи выбирают себе невест. Дома оставаться никому нельзя — недобрый знак: девушка или вовсе замуж не выйдешь или выйдет за мужичонку-замухрышку, или вскоре после свадьбы умрет; парень же или не женится или женится на рябой.

Фомино воскресенье — первый день после Поста, когда разрешено венчаться. В этот день совершался обряд окликания молодых, публичного оглашения, признания молодой семейной пары в статусе женатых хозяев. Исполнялась специальная величальная песня. Делалось это на Пасхальной неделе, так как вся символика этого времени была посвящена именно молодым, готовым к зачатию и воспроизведению потомства.

В большинстве трапез принимали участие только те женщины, которые были в силе рожать детей. Старые женщины не принимали участия в ряде трапез этого периода, так как уже отличались теми признаками, что не имели половой принадлежности в связи с подготовлением к смерти, к переходу.

Вьюнишник – обряд, приуроченный к празднику Красной Горки. Этот обряд окончательно завершал переход новых молодых супружеских пар в новую социо-возрастную группу. Делалось это путем их окликания или публичного оглашения. Его участники (окликалы, вьюничники, обходники) чаще всего женатые мужчины, дети и женщиныходят окликать молодых в течение всего дня, часто отдельными группами. Окликание — т.е. называние новобрачных по имени-отче­ству или молодыми, вьюнцами.

Существовала примета: если в Фомино воскресенье женщину никто не придет окликать, она оглох­нет. Чаще же обходники исполняли молодым специальные вьюнишные песни (или оклички), в которой функцию окликания молодых выполнял припев «вьюнец-молодец», «вьюница-молодица».

Несмотря на то, что свадьба выступает одним из основополагающих обрядов-переходов, послебрачные обряды, приуроченные к календарным праздникам, являлись закрепляющими, так как они способствовали именно включению новых членов в крестьянскую общину. Также вьюнишник являлся обрядом включения и принятия молодой в трудовые традиции новой семьи.

Свадебные гадания

Предсвадебное

При наступлении огородных посевов, девушки вспахивают отдельную грядку и сеют односортные цветы (преимущественно руту), чьи краски скорее расцветут, та девушка быстрее других выйдет замуж. Первый раз цветы нужно поливать собственной мочой.

Увидя первый раз молодой месяц, девушка останавливается на одной правой ноге, перевертывается на пятке той же ноги три раза и столько же раз произносит какую-либо вечернюю молитву. Затем из образовавшейся под ногой ямочки, она берет три пясточки земли, которую затем кладет под подушку. И во сне девушке приснится тот парень, за которого она выйдет замуж. Если девушка увидит молодого парня только в белье, то муж будет бедняком, с палкой в руке – сердит и драчлив, увидит мокрого мужчину, то муж будет пьяницей, если же приснившийся мужчина будет тепло одет, то муж будет богатым.

Молодой месяц – молодой парень. Ясный месяц – ласковое величание молодого парня. Пятка – дом, где прячется душа. Земля – подательница жизни, символ женщины, Земля-Матушка.

Вот и «приведет» молодой небесный месяц ей во сне суженого-ряженого.

Гадания после прихода сватов

Девушка вытаскивает зубами соломинки из новой крыши. Если у соломинки будет колос с зерном – гадающая выйдет за богатого парня, без зерна – за бедняка; без колоса или совсем не выйдет замуж, или же выйдет за вдовца.

В сенях ставят две закрытые посудины: одну – с хлебными зернами, а другую – с песком. После краткой молитвы они усаживаются за стол и приказывают дочери принести одну из посудин, разумеется без всякой справки о том, что в ней содержится. Если дочь принесла посудину с зернами, то супружеская жизнь ее будет с достатком; в обратном же случае – в нужде и бедности.

Таким образом, девушка сама осуществит свой выбор.

Гадание во время езды свадебного поезда

Кладут лошадиную голову посередине дороги и четыре ноги лошадиных по сторонам дороги, по которой поедет свадьба. Если сани переедут ноги, не скинув их с дороги, и лошадь наступит на лошадиную голову, лежащую на дороге, то молодые хорошо жить будут, если же сани раскинут лошадиные ноги, лежащие на дороге в разные стороны, и лошадь перешагнет через голову, то молодые жить долго не буду, а скоро разойдутся.

Гадание во время свадьбы

Посредине невестина двора ставится квашня, покрытая скатертью, а на квашне лежит хлеб, и стоит склянка. Мать невесты выходит навстречу возвращающимся из церкви молодым в вывороченной шубе, сидя на вилах, ухвате или кочерге, и держа в руках горшок с водою и овсом; она дарит его зятю, а он из него воду выливает на гриву своей лошади и отдаёт пустой горшок старшему дружке; тот бросает его в сторону, и если горшок разобьётся, то молодая родит сына, а если уцелеет, то дочь.

Гадание в брачную ночь

Дружка приносит пирог, завернутый в платок (или полотенце) и кладет его на голову невесте. Невеста должна его уронить. Если пирог упадет вверх лицом, то первым сын родится, если же вверх низом (плоской частью), — то дочь.

Когда невеста на постель ляжет, то ей по спине скатывают каравай. Если каравай ляжет верхней коркой вниз, то первой родится девочка, если верхней коркой вверх, то родится первым мальчик.

Прежде, чем толковать саму примету, необходимо обратиться к рассмотрению формы женского тела. Статная русская женщина имеет хорошо развитые формы: грудь, бедра и таз. Если у женщины таз развит хорошо, то когда она ложится на постель, задняя ее часть выпирает, в результате чего в области поясницы образуется выемка. И если катящийся хлеб падает в эту выемку, то он с наибольшей вероятностью упадет плоской частью вверх. А плоская часть каравая, в данном конкретном случае, является символов девочки. Эта примета в очередной раз указывает на то, что у сильных духом и хорошо развитых женщин рождаются девочки. Если же женщина не обладает хорошо развитыми физическими формами, то катящийся каравай с наибольшей вероятностью ляжет выпуклой частью вверх, что будет являться знаком рождения мальчика по соотнесению верхней формы каравая с мужским детородным органом. У слабых, лядащих3 женщин рождались мальчики.

Гадание на второй день свадьбы

Когда жених хлеб отрезает, то первый кусок бросает на стол и смотрит, как он ляжет. Если ляжет кверху горбушкой, то первым родится сын, если же хлеб ляжет горбушкой книзу, то первой родится дочь.

Перед трапезой, когда накрывают стол, кладут вилки но не все, кому вилки не хватило, тот в том году умрет.

Термины родства

Единокровными называют детей, которые родились от одного отца, при этом — не от одной матери; то есть родство по крови.

Единоутробные дети — наоборот, дети от одной матери и от разных отцов. Родство по утробе. Еще их называют одноматерными.

Тестьэто отец жены. О нем говорят: Тестевы обычаи уважай! Хотя, с другой стороны, коли зять недоволен, так может и ответить: «Что мне тесть, когда нечего есть!» Но коли уж выдал дочку замуж, то приходится и зятя принимать таким, каков есть. Отсюда — «Тесть, ни вертись, а за зятька поплатись!»

Тёща мать жены. Теща – от слова тешить, утешать. Теща — утешительница. Теща тешит зятя, да утешает дочь. Она за родную дочь переживает, поэтому старается всячески ублажить зятя. Она всегда зовет зятя в гости на праздники: на Петров день — сыр есть, на Ильин день – на бараний рог, на Успенье Пресвятой Богородицы (28 августа) — на морковкино заговенье. И свадебным обычай раньше был: молодые к теще на яичницу ездили. Об этом говорили: «Теща зятю голову маслит». «Тещины блины сладки», «У тещи зятек — любимый сынок», «У тещи-света все для зятя приспето». Но говаривали и другое: «Был у тещи, да рад утекши», «Смолоду меня теща зятем звала, а взростя дочь – за иного отдала». «У тещи карманы тощи», «Не женись для тещи, не выдавай для свекра».

Сноха, сношенька, она же невестка, — жена сына по отношению к родителям сына. Сноха от слов сын, сынова, сыноха, то есть сынова жена. Золовки о ней обычно говорят: «Мы не в лиху сноху: что Бог подаст, то и людям». Невесткой так же называют жену брата. «Сношка-сношенька, переступай с ножки на ноженьку», то есть шевелись побыстрее, будь порасторопнее. «Сношенька у свекра госпоженка». «Сноху привели и трубу на крышу поставили». «Первого сына женит отец-мать, а второго сноха», то есть она дает свой отзыв о свекрах.

Снохарь, сношникчеловек, живущий незаконно со снохою.

Невесткажена сына. Жены двух братьев — между собою тоже невестки. Невестка же — и жена мужнина брата. В этом случае ее еще называют ятровь. Таким образом, невесткой женщина может быть по отношению к свекру, свекрови, деверю и золовке. О ней не без причины говорят, подчеркивая ее зависимость от свекрови: «Кошку бьют, а невестке наветки дают», «Пусть бы невестка и дура, только бы огонь пораньше дула», «Села невестка прясть, берегите, деверья, глаз!», «Три невестки, беги из дома!»

Свёкор это отец мужа. Соответственно, жена его сына — ему сноха, она же — невестка. О нем говорят, «Свекор – гроза, а свекровь выест глаза».

Свекровь мать мужа. В старину был свадебный обычай: утром после брачной ночи свекровь ударяла сноху три раза плеткой, приговаривая: «Это — свёкрова гроза, это — свекровина гроза, это — мужнина гроза». «Помнит свекровь свою молодость и снохе не верит». Или: «Свекровь на печи — что собака на цепи», «От свекрови никому в семье нет промытой воды», «Не жени сына на теще, не отдавай дочери за свекра»

Зятем – тот который забирает. Чаще всего называют мужа дочери. Но точно так же называется и муж сестры, или, золовкин муж. Родители жены — мужу (зятю) тесть и теща. Брат жены — мужу ее (своему зятю) шурин. А сестра жены — свояченица. Посему один и тот же человек приходится зятем — тестю, теще, шурину и свояченице. Если кто-то хочет жениться на чьей-то дочери, то говорят: «Он ко мне зятится». Хотя теща и ублажает зятя «Зятюшка-зятек, съешь пирожок», но за глаза вполне может сказать и другое: «Нет черта в доме — прими зятя»; или: «На зятьев не напасёшься — что на яму», «Думала теща пятерым не съесть, а зять-то сел да за присест и съел»; и даже от имени тестя присовокупить: «Тесть за зятя давал рубль, а после давал и полтора чтоб свели со двора». «Зять любит взять, а тесть любит честь», «С сыном бранись – на печь ложись, за скобку держись», за ручку двери, так как из дома выгнать может. «Сынок – свой горбок, зятек – покупной щеголек».

Тётка (тётя, тётушка) сестра отца или матери. Го­ворят: «Водка — вину тетка».

Дядябрат отца или матери. В зависимости от этого о нем, как и о тетке, говорят с уточнением: дядя по отцу, дядя по матери. Нередко младшие называют дядей старшего, независимо от родства.

Мачеха не родная мать детям, вторая жена отца. В народе говорили и говорят: «Мать гладит по шерсти, а мачеха — против». «Сыр калача белее, а мать мачехи милее». Сына мачехи в старину называли матешич. Дети мужа от первого брака — мачехе пасынки и падчерицы.

Отчим не родной отец, отец по матери, второй муж матери. Отчиму дети его жены от первого брака — пасынки и падчерицы. Поэтому «Отчимово именье — пасынку не корысть» и «Отчимья любовь — не отчая».

Шурин, он же шуряк, шуряга, — родной брат жены. «Зять любит взять, тесть любит честь, а шурин глаза щурит», «Шурин по зятю не наследник», «Зять да шурин – чорт их судит!»

Деверь брат мужа. Деверь и золовка — для жены то же, что и шурин и свояченица для мужа. «Деверь невестке обычный друг», «Семь деверев — красота моя, только золова – сухота моя!»

Золовка сестра мужа. В некоторых местах так называют и жену брата. Золовка обычно указывает молодой, командует ею. Отсюда и само слово золовка — от зловка. Золовка — зловка, золовка – колотовка, золовка – мутовка. Потому и говорит молодая жена: «Золовушкины речи репьём стоят».

Свояченица сестра жены, а муж ее — свояк. Свояками называют и двух мужчин, женатых на родных сестрах. Родство это считалось не очень надежным, поэтому говорили: «Два брата — на медведя, два свояка — на кисель».

Ятровь (она же ятровица) — жена деверя. Но так зовут и жену шурина. Жена брата по отношению к деверю и золовке — тоже ятровь. И жены братьев между собою — тоже ятрови.

Кум, кумакрестные отец и мать. Они в духовном родстве не только между собою, но и относительно родителей и родичей своего крестника. То есть кумовство — это не кровное, а духовное родство. О них говорят: «В кумовьях не быть — и пива не пить». С другой стороны, сколько куму надо угощать, когда бы она ни зашла, о ней сложено: «Кумушка-кума, окрести дитя да и не знай моего двора».

Также все родственники могли называться: свойственники, свойки, свойники. Не зря же бытует по сей день поговорка «Кумовство да свойство — все свое родство».

В старину праздновали 21 свадьбу, и каждая имела своё наименование, вот некоторые из них:

1день – зелёная; 1 год – ситцевая; 5 лет – деревянная; 7 лет – медная; 15 лет – стеклянная; 20 лет – фарфоровая; 25 лет – серебрянная; 30 лет – жемчужная; 35 лет – полотняная; 40 лет – рубиновая; 50 лет – золотая; 60 лет – бриллиантовая; 70 лет — благодатная; 75 лет – коронная.

В.Г. Перов. «Сцена на могиле». 1859 г.

Переход/Смерть. Похороны

Эпиграфы:

Смерть да жена Богом суждена.

На смерть, что на солнце – во все глаза не взглянешь.

Бога прогневишь – и смерти не даст.

В семье и смерть красна.

Дом строй, а домовину ладь (т.е., помни о смерти)

Всё в прошлом В.В. Максимов. «Всё в прошлом». 1889 г.

Искусство светлой смерти, описанное в книге о скоморохах:

«…Он подобен тому, как умирали русские старики, которые, за день перед смертью, сходивши в баньку, надев чистую рубаху и улегшись под образом, требовали: «Зовите родных прощаться – завтра уходить буду!..»

Чистота духовная, чистота телесная неслиянны и нераздельны, также как дух и тело. И если говорить об инициациях, то, пожалуй, самыми значительными обрядами перехода можно считать переход через безвременье, то есть похоронный обряд, благодаря которому совершается уход из жизни и вновь приход в нее…

И самые главные обряды жизненного цикла творит женщина: то в качестве бабушки-повитухи, то в качестве плакальщицы и обмывальщицы. В «Повести о Петре и Февронии» дева Феврония на вопрос, а где же ее родители, отвечает, что мать в займы плакать ушла. Вероятно, сейчас это звучит как-то нелепо и странно, но это и обозначает оплакивание покойного на похоронах. А взаймы потому, что через какое-то время также и по ней плакать и причитать другие женщины будут.

Вот один из примеров причитаний на могилах:

«Что позадуйте-ка, вы ветры буйные,

Поразнесите-ка птички желтые,

Да приоткройте-ка гробова доска,

Да приоткройте точи белые,

Пораспахнитесь ручки белые,

Да пооткройтесь-ка очи ясные,

Да поговорите-ка в уста сахарные,

Что со мной, да со сиротиночкой.

Что понастало-то летцо да со весной-то я,

Что понастало-то летце тепло,

Все прилетели птички-пташечки,

Да прилетели и сели кукушечки,

Да не принесли тебя на крылышках,

Ко своей, ко светлой горенке.

И ты ко мне не стукнешь, не брякнешь

Не из сеней-то в заложечки, не из окошечка в форточки…»

В народном календаре, как раз в период безвременья, приходящийся на зимние Святки, когда старое солнце умирает, а новое нарождается, приходится праздник Рождества.

И мир творится, ткется и снуется заново…

Прощание умирающейА.Г. Венецианов. «Причащение умирающей». 1839 г.

Приметы на смерть

Человек, которому вечером привиделся огонь на кладбище или огонек свечи в лесу в ночное время, должен был скоро умереть, так как это души предков дают знак собираться в иной мир.

Видение падающей звезды пророчили смерть не обязательно тому, кто ее видел, но кому-нибудь из крестьянской общины.

В данном случае падающая звезда символизирует падающую душу. Существует и другая примета: если человек видит падающую с неба звезду, то в этот момент он может загадывать желание, и оно обязательно сбудется.

Если галка или сорока долбит в большой угол избы, значит, в доме будет покойник.

Большой угол – это красный угол. Это место, где в доме находится божница с иконами. И птицы, прилетая к дому, где вскоре случится смерть, в первую очередь обращаются к домашним Богам (иконам) с тем, что в этом доме душа готова к переходу в иной мир. Ведь животные и птицы быстрее чувствуют приближение смерти человека. Меняется запах тела, появляются неуловимые движения, которые незаметны человеческому взгляду, но слышны птицам и зверям. Животные в отличие от большинства людей, зрячи, они видят мир таким, каков он есть, во всех его проявлениях. Ведь если птица задолбила в большой угол, значит, смерть человека близка. Как правило, человек умирал в связи с болезнью, а болезнь протекала в течение какого-то времени, и если сам человек мог не замечать изменений, происходящих в его теле, то сторонние люди или молодые его родственники видели, как он медленно угасает. А значит, больше и чаще молились о его здоровье, приносили жертву Богам на божницу в качестве еды. (Подобная традиция была широко распространена до XVIII в. В последующем такой обычай стал постепенно исчезать. Жертвоприношения делались уже только по большим праздникам, например, на Пасху клали яйцо на божницу). Достаточно большое количество еды, находящейся на божнице, давало специфические запахи, которые также чувствовались птицами, и являлись для них сигналом для прилета за душой угасающего человека. В мировоззрении крестьян все было взаимосвязано, все имело объяснения и все взаимодействовало.

Если в день именин неудачно испекутся пироги, то именинник умрет в том же году.

Раньше наши предки не праздновали дней рождений, они праздновали именины. Испечение хлеба или пирога – это как творение новой и живой жизни. Именинный пирог соотносится с образом самого именинника. Поэтому если в этот день именинный пирог будет неудачен, то и жизнь в следующем году будет неудачный.

Если умерли двое в один год, то не миновать и третьему.

Цифра «два» – символ раздвоенности и незавершенности. Смотрите об этом более подробно дальше.

Кому скоро умирать, у того кончик носа будет раздвоен, что можно ощутить пальцем.

Эта примета связана со смыслом цифры «два», о чем речь будет идти ниже.

Нельзя встречать Новый год с закрытыми глазами.

Новый год — праздник — время неделания, время творения образа Нового мира и заключения договора. В такие дни человек может творить образ своей будущей жизни. Святочное время – это время перехода от «старого» времени к «новому», так как святки приходятся на дни зимнего солнцестояния, после которых световой день начинает увеличиваться. Границы между миром Богов и миром людей стираются, это опасное время для жизни человека, которое нельзя засыпать. И если у человека глаза ночью закрыты, значит, он спит. Сон – это символ смерти. И если человек спит в момент, когда границы между миром умерших людей и миром живых людей открыты, он может перейти в царство мертвых.

Если зимой влетит муха в избу, значит, надо ждать покойника.

Потому что муха зимой в избу влететь не могла. Зимой мухи не летают, они спят. Если муха залетела в неурочное время, она прилетела из Вырея (Рая), чтобы забрать с собой. А может в образе мухе сама душа и прилетела, так называемая душка.

Голос, услышанный человеком в какой-либо большой праздник, предвещает ему смерть.

В праздники, а тем более большие, например, в Пасху, Троицу, Рождество, границы между миром умерших и между миров живых людей очень зыбки, они раскрыты, поэтому любому человеку что-то может почудиться, что-то может прислышиться. И во многом от самого человека зависит, как он будет воспринимать то, что увидел или услышал.

Нельзя класть на постель аршин, а на стол подушки, иначе в доме появится покойник.

Потому что подушка и мерка могут лежать на столе только тогда, когда снимается для покойника гробовая мерка.

Если дети делают своими ногами в пыли дорожки или из пыльной земли холмики — быть мору.

Холмики – символ могилки.

Земля (темные пятна) на лице выступила — к приближающейся смерти.

Земляные пятна – похожие на землю по цвету и составу; рыхлые, рассыпчатые.

Если от человека начинает землей пахнуть (специфический запах появляется), то он скоро умрет.

Нарушение физиологических процессов в организме, которые связаны с появившимся запахом гниения живого тела, говорит о том, что долго этому человеку не прожить.

Если ребенок ест землю — не будет долго жить. Его к Земле-Матушке тянет.

Тяжелый ребенок — скоро умрет: земля к себе тянет. В тяжелом дитя больше земли, чем тела. Земляное дитя недолго проживет.

Если разорвалось полотенце, то умрет женщина.

Процессом создания полотенца от начала и до конца занималась женщина. Ткачество, шитье – это женские занятия, которые сопрягались с таким понятием как жизнеткачество. Во время тканья какой-либо вещи женщина уподоблялась Богу, который соткал Вселенную. И разорванное полотенце становилось символом разорванной судьбы. Образ полотенца (полотна) соотносился с образом жизни, дороги, реки. В день смерти как знак, что в доме появился покойный, вывешивали у окна полотенце или кусок полотна, по которой умерший уходил в мир иной. Полотенце запрещалось резать в момент нахождения покойного в доме. Нарушение этого правила могло повлечь за собой смерть одного из членов семьи. Также надо учитывать, что в процессе творения полотна, а в последующем полотенца, женщина передавала этой вещи свою силу. Таким образом, вещь становилась «продолжением» самой женщины в ее же доме. И порвавшееся полотенце являлось предупреждением того, что век женщины подошел к концу, как и служба самого полотенца в доме.

Нельзя макать хлеб вдвоем в одну солонку, иначе смерть быстро настигнет.

Нельзя делать это действие одновременно. Во-первых, просыпать соль, значит, просыпать очень дорогой продукт. Соль стоила очень дорого. И принимая гостей, хозяйка могла напоить, накормить их, и в то же время прослыть не хлебосольной, так как соли не дала. Вряд ли в своем доме человек будет лезть в солонку одновременно с кем-то другим. Вероятно, это действие относится к пришедшему гостю. Во-вторых, если человек лезет в солонку одновременно с другим человеком, то, значит, показывает свою скандальную сущность, так как в подобном случае, он, безусловно, вызовет недовольство второго, о чем тот не преминет сказать. А скандальность – черта тех, кто долго не живет, так как сил не хватит, а чтобы жить нужны силы. Так как соль являлась символом жизни, то одновременное макание хлеба двумя людьми в одну солонку, может быть рассмотрено и как отъятие доли друг у друга. В связи с этим на подобное действие накладывался запрет, нарушение которого могло повлечь за собой наказание, в данном случае — смерть.

Нельзя крестить двух детей в одной купели, иначе один из них умрет.

Потому что купель в данном случае является кровом только одного ребенка, а если в это же время поместить другого ребенка, который также еще не наделен долей, ему не выделена его часть, то один младенец может забрать долю у другого младенца.

Если у одного из сидящих за кутьей (канун Рождества, канун Нового года, канун Крещения) нет тени, то он скоро умрет.

Для того, чтобы от тела или предмета образовалась тень, нужен источник света и сам предмет. Тени нет в том случае, если нет источника света. Например, если в доме светло, а тени от сидящего человека нет, значит, человек находится в тени. А в более темные уголки стараются забраться люди, находящиеся в болезненном состоянии и очень чувствительные к свету. А если человек сидит в тени, следовательно, тени от него не будет. Человек, старающийся найти более темные места, очень серьезно болен. Выбор человеком места его нахождения, одежды, тем разговора являются диагностическими факторами. В данном случае примета указывает на болезненное состояние человека, которое может повлечь за собой скорую смерть. Подобная примета работала в течение одного года.

Человек, уходящий на войну, мог посадить напротив окон избы несколько именных берез. Одна береза загадывалась им на свое имя, а другая на имена родственников. Дерево начинает сохнуть с кроны перед смертью того, в честь кого оно посажено.

Бытовые запреты и предписания на время, пока не похоронен умерший

Когда в деревне есть покойник, то не только в доме покойника, но и в целой деревне нельзя печь хлебов: это вызовет нового мертвеца и ближайшим образом – в доме, где пекутся хлебы. Если же тесто замешено, то его необходимо вывернуть из квашни в свиное корыто при первом известии о мертвеце, иначе умерший заберет с собой долю живых.

Хлеб символ достатка и изобилия, материального благополучия. С одной стороны, хлеб – это дар Божий, с другой, хлеб – это Божество.

Наделение человека хлебом означает наделение его частью, долей. Вместе с куском хлеба человек получает свою долю, свой кусок. Буханка хлеба и каждый его кусок, особенно первый, или крошки, воплощали долю человека. От того, как человек обращался с хлебом, во многом зависела его сила и удача. Не разрешалось, чтобы один человек доедал за другого, иначе можно забрать силу этого человека. Нельзя оставлять кусок хлеба на столе, иначе похудеешь, так как этот кусок тебя есть станет. Если во время еды крошки валятся изо рта, то это предвещало скорую смерть едока, так как это означало потерю своей доли в этой жизни, невозможности ее удержать. А также, если человек не в состоянии удержать во рту крошки, то, значит, жизненная силы в человеке уже на исходе. Хлеб также символизирует отношения взаимного обмена между людьми и Богом, между живыми и предками. Умершие получают от хлеба свою долю в виде горячего пара. Хлеб клали на то место, где лежал покойник, чтобы живой хлеб победил смерть, а умерший не унес с собой плодородия.

Как только тело покойника поднято с того места, где он находился, на это место нужно положить хлеб-соль и посыпать хлебными зернами, преимущественно яровыми, а со стола сдернуть скатерть; то же следует сделать при проносе гроба через двери и в воротах, причем вместе с покойником осыпается зернами и священник.

Это делается для того, чтобы покойник не унес с собой хлебное плодородие и чтобы он впоследствии видел, что с ним делятся хлебом, тогда он не будет возвращаться за своей долей и тревожить домашних родных.

В день смерти и во все последующие дни, пока покойник находится в доме, нельзя начинать какую-либо работу (шить, строить дом и т.д.), потому что покойник не даст возможности окончить работы и призовет к себе, в мир мертвых.

Пока мертвец не погребен, старались посадить овощи, так как в этом случае они хорошо уродятся.

Пока покойник находится в доме, он причастен к жизни живых людей и является соучастником всех их действий. И если хозяйка идет в этот момент сажать овощи, то и покойник будет причастен к этому действию и в дальнейшем, когда он перейдет в мир мертвых, он будет заботиться об урожае своих родственников. В данном случае мир мертвых работает на мир живых. Как семена сажают (кладут) в землю, так и покойника кладут в землю и желают ему легкого лежаньица. А если учесть тот факт, что живые нередко обращались к своим умершим предкам с просьбой о помощи в росте урожая, то пока покойник находился в доме, его всячески пытались задействовать в том, чтобы он поспособствовал благополучному исходу дела.

Когда покойника выносят из дома, то это является не только знаком того, что он больше не вернется, но также и знаком того, что покойник сам ушел из этого дома, своими ногами. Покойника выносили мужчины, подняв его на достаточно высокое расстояние от пола. Так достраивался рост покойного до роста тела живого человека и творился образ выхода покойного из дома на своих ногах.

Плакать по покойнику можно только первые сорок дней, если же плакать по нему и после, то он может возвратиться.

Потому что плакать о покойнике, значит, постоянно поминать его и притягивать его душу к живым.

40 – очень интересная цифра в традиционной культуре.

Число 40 напрямую связано со смертью-возрождением:

Через 40 дней после рождения внесли Иисуса в храм, и через 40 дней после распятия его душа вознеслась на небо. Жизненный путь Иисуса окаймлен 40 днями с одной и со второй сторон.

40 мучеников

40 морозов после Сороков

40 дней после смерти – поминки

на 40-й день возносится душа

40 дней женщина нечистая после родов

40 птиц приводят с собой жаворонок или кулик из Вырея на Сороки

40 дней — с Пасхи до Вознесения – это время, когда растворены, раскрыты границы между миром умерших и миром живых. Так как в это время Иисус Христос ходит по земле в облике нищего. На 40-й день возносится его душа на небо, отсюда и название праздника Вознесенье.

Поэтому до 40 дней плакать по умершему можно, так как душа еще в мире людей обитает, а после нет, так как душа уходит в мир Богов. (В волчьих стаях существует такой обычай: когда умирает волк, то в течение 7 дней они страются не покидать то место, где произошло это событие. Вероятнее всего подбное поведние волков связано с чувством души умершего волка среди живых, так как он еще не покинул землю). Среди людей отмечаются такие дни, как 9-й, 20-й, 40-й – после которого происходит окончательный отрыв души умершего от мира живых и уход души в иной мир. Душа уходит. Душа-птица улетает. Ведь недаром именно 40 птиц возвращаетя из Вырея с наступлением весны на земле. Птица – символ души, значит весной, в момент пробуждения природы, из мира Богов (или мира мертвых) в мир живых возвращаются души-птицы. “Сорок” – число; “сороки” – птицы, которые имеют пестрое бело-черное оперение, олицетворяющее собой образ мира.

Если мать по умершему ребенку плачет, то она потопляет ребенка своими слезами, и он будет лежать мокрый. Матери по умершему ребенку плакать можно только первые три дня или семь дней. По ребенку, умершему до года, плакать вообще нельзя, так как у него еще душа не успела образоваться, и его душа сразу уходит в рай.

Матери плакать об умерших детях грех, потому что умерший младенец – Богу свечка. Если по детям плакать, то они глубже в землю уходят, а если нет, то они возносятся на небеса.

Умерший грудной младенец три дня по материнской титьке тоскует, а потом его Ангелы ведут к Забыть-реке, Лете, и он все забывает. Или: принесут Ангелы младенца к Лете, дадут ему напиться из нее, и он тогда все и забудет и канет в Лету.

Лета — река в подземном царстве Аида. Согласно поверьям греков, все забывает человек, что с ним было на земле, и люди перестают помнить об этом человеке, стоит только окунуться ему в воды священной Леты. Выражение «кануть в Лету» означает «забыть навсегда».

Нельзя, чтобы на тело покойника капали слезы, так как каждая слеза усиливает тяжесть могильной насыпи, а покойнику желают, чтобы земля была пухом и чтобы его не тяготили тяжести земные. Слезы в данном случае являются символом тяжести для покойного и символом облегчения — для живого. Также слезы — это выделения, производимые организмом живого человека, но не мертвого. И нельзя, чтобы то, что принадлежит живому человеку, попадало на мертвое тело.

01_Pecherskiy_monastir_pod_Nizhnim_Novgorodom

А.К. Саврасов. «Печёрский монастырь под Нижним Новгородом». 1871.

Смерть от алкоголизма считается большим грехом и приравнивается к самоубийству.

Надо отметить, что подобное толкование понятия самоубийства связано с христианскими представлениями о жизни и смерти человека. Но если человек совершает акт самоубийства, находясь в алкогольном опьянении, значит, в это время человек находится «не в себе». А когда человек находится «не в себе», он может пойти на любую крайность. «Не в себе», «себя». Если слово «себя» прочитать наоборот, то получится словосочетание «я бес», которое можно протолковать двояко: 1. Я есть бес; 2. Я есть бес чего-то. В первом случае слово «бес» выступает в качестве существительного, во втором случае – в качестве предлога. Но и в том и в другом случае получается, что когда человек находится «не в себе», то есть вне себя, его душа отсутствует в теле, и ее место занимает какой-то «бесик». А «бесик» может натворить множество неприятностей. Также понятие алкоголизма связано с поздними культурными представлениями, так как в древней Руси не было такого понятия, а если не было понятия, то не было и подобной проблемы.

В русской народной традиции под «семью бесами» понимали «семь струй мышления», сознание человека, находясь в одной из этих струй, заставляло его делать то, что предписывают образы – «черти», населяющие эту струю. При этом сознание человека в таком состоянии сужается до круга, очерченного задачами управляющего им образа, весь остальной мир выпадает из зоны внимания, человек как бы не видит мира, это состояние сознания в народе называли «омрачённость». Человек в таком состоянии выполняет действия входящие в образ этого «чёрта», самого же сознания при этом нет, тело действует машинально, бессознательно, это уже не человек – совокупность тела, сознания и души, а «бес».

Наши предки не дожидались смерти и не кончали жизнь самоубийством, а, осознав, что закончен очередной жизненный этап, проходили ритуальную смерть и очищенные, возрождались к новой жизни просветлённые и духовно обновленные. При этом они умели это делать в любой момент, как только приходило осознавание изменения своего внутреннего состояния.

Русичи Богов «воспивали» своим напитком сурицей, приготовлявшегося из забродившего меда с использованием хмеля, других трав и молока. Существует легенда, что богиня Лада повелела Квасуре вылить бочонок меду в котел с водой, добавить хмель и выдерживать на солнце три дня, изредка помешивая. Он взыгрался, забродил, запенился. Процедил его Квасура сквозь шерсть и получил напиток о девяти силищах, истинный напиток Богов, который наши праотцы выпивали в знак благости и общности с богами. Отсюда такая сила у меда и у напитка. Другим божественным напитком является пиво. С давних пор известен обычай пить за здравие, восходящий своими корнями к пирам, где поднимались заздравные чаши, сопровождаемые здравицами-благословениями Богам. На Руси существовали специальные заздравные чаши, которые пускались в круговую для приобщения к божественному напитку. Питье божественного напитка означало причастность к божеству. (В христианской традиции: вино – кровь Христова — причащение божественной кровью).

Смерть и похороны ведьмаков, ведьм и умерших не своей смертью

Для человека традиционной культуры за каждым словом был закреплен конкретный образ. В наших представлениях почти что отсутствует разница между такими словами как «ведьма», «колдунья», «знахарка». «Ведь – ма» — ведающая мать- женщина-жрица богини Макоши. А слово «жрица» происходит от слова «жрать». Отсюда в сказках образы жирных ведьм и колдунов и чем они жирнее, тем они сильнее. Обязанностями колдунов на пиру было принимать дары и съедать их в знак принятия жертвы (жратвы) Богиней в земледельческих общинах с натуральным хозяйством и натуральным обменом. С развитием общества, производства, появлением товарно-денежных отношений и вытеснением матриархата, в западной части Европы все чаще стал бытовать термин «колдун», происходящий от слова «gold» (золото), которое стало заменять используемую ранее для жертвоприношения еду. Золото – это не лакомство, его не съешь! А так как оно жертвовалось Богине, то бедные жрецы, не имея морального права его тратить, теперь вынуждены были поститься. И в народном творчестве они стали приобретать образ тощих, высохших стариков. Вот и стали наши Боги и жрецы превращаться в тощих и худых, не пирующих, как раньше, а только охраняющих богатства! (В рекламе шоколада Alpen Gold эта ситуация хорошо раскрыта. Гномы любят лакомство, а какой им толк от золота, если они и так им владеют?!) Функции же колдунов оставались прежними: обеспечивать богатство общине, лечить людей, способствовать плодородию, защищать скот и жизнь всей общины. Также «колдун» – это не только берущий золото, но это и хранитель общинной казны, дарующий золото, отсюда в быличках о колдовских кладах мотивы о дарующих колдунах. С приходом христианства в Западную Европу Боги стали демонами, их служители приспешниками нечистой силы. Образ «ведьмы» трансформировался в исчадье ада с закреплением за ней статуса колдуньи, берущей золото. Даже из такого краткого вступления к этой небольшой подглаве Вы, уважаемые читатели, можете увидеть, что ведьмы, колдуны, колдуньи, знахари были очень почитаемыми людьми.

Душа обычного человека уходит через окно, а душу ведьмака или ведьмы бесы уносят в отверстие сделанное в потолке. Когда колдун не может умереть, по народным представлениям надо сломать крышу над тем домом, где он умирает.

Для того, чтобы освободить его душу. Колдун не уйдет до тех пор, пока не передаст свои знания, не оставит их на земле. Тяги земные его отсюда не отпускают. Недоделал он своего дела. Ему необходимо в течение жизни найти ученика, обучить его и передать свои знания. Со знаниями земного мира уходить в мир иной нельзя, так как эти знания принадлежат этому миру. Если некому было передать свои знания, то колдун должен был сбросить их на иглу. Именно поэтому иглу, которая встретится на дороге, нельзя поднимать. А то можно и колдовские знания поднять. Поднять-то не страшно, да надо знать, что с ними дальше делать да как применять.

Чтобы знахарю было легче умереть, через крышу дома перебрасывали веник.

Перекидывая через крышу дома веник, создавали образ перелета души из одного мира в другой. В таких случаях также могли использовать метлу, вилы, то есть те вещи, на которых летают ведьмы. В данной конкретной ситуации перебрасывается именно веник, так как в народных представлениях образ веника связан с понятием лоха. Лох – разиня, шалопай, человек, который в разные стороны смотрит, как прутья веника. Это человек, у которого очень много целей, но не одну из них он осуществить не в состоянии, так как не знает, с какой начать. Если знахарю тяжело уйти, значит, на земле его держат тяги земные, то есть недоделанные дела. И данное действие, о котором говорится в примете, это обращение не к знахарю, а непосредственно к его душе. Вместо того, чтобы сосредоточиться на переходе, душа начинает метаться и не может уйти. Вот и перебрасывали веник для того, чтобы напомнить душе о необходимости принять какое-то одно решение: или уходить или оставаться, а не висеть между мирами. Помимо веника могли перебрасывать и помело, которое также является атрибутом колдуна, но вряд ли знахаря. (Знахарь, в отличие от колдуна, был наделен несколько другими обязанностями. Его основной задачей было лечить людей). Как помело или веник летит по воздуху с легкостью, так и душа умирающего пусть с легкостью уйдет в мир иной. Так творили образ ухода. Через крышу же веник перебрасывали потому, что необходимо было открыть путь. Перебрасывали веник, повернувшись к востоку спиной и обратив лицо на запад. Таким образом творили движение ухода души с восхода на закат. Как правило, души умерших людей уходили через печную трубу. Одним из основных предметов печной утвари был веник, который использовали для очищения трубы от сажи. И когда в момент смерти перебрасывали веник через крышу, то открывали пространство печной трубы в мире образом.

1 Дежа или квашня – посудина. В которой замешивали тесто для выпекания хлеба.

2 Вытирать живой огонь – трением двух деревянных брусьев друг от друга получать огонь.

3 Лядащий – хилый, плохой, худой.

Читать далее …