Приметы. Часть пятая.

Похоронная обрядность и приметы

Во избежание проделок заложных покойников (умерших не своей смертью) в их могилы вбивали осиновый кол и обсыпали их маком со словами: «Тогда будешь ходить, когда мак пересчитаешь». Выйдя из могилы, заложный будет сначала собирать и считать маковые зернышки, а тем временем запоет петух и ему придется возвратиться в могилу. Считать маковые зернышки – очень длительная работа.

Если людей, умерших не своей смертью, хоронили в земле, то их хоронили босыми и со связанными ногами, подрезали им под коленями сухожилия, чтобы они вновь не вернулись в мир живых доживать свою жизнь. Умерший не своей смертью ушел раньше, чем ему полагается, значит, что-то в его земной жизни осталось недоделанным, и это может не давать ему покоя.

Если вдовы хотели опять выйти замуж, то пуговицы на одежде покойного мужа не застегивали.

Незастегнутая одежда означала, что она «не застегивает» свою собственную жизнь после смерти мужа.

Когда умирающий отошел, то близкий к нему родной гасит свечу, берет ее из рук покойника и проводит крестообразно по воздуху. Если свечной дым пойдет струею кверху, то душа покойника оставила тело, если же он стелется по земле, то душа еще на отходе от тела. В первом случае, душа идет в селение праведных, во втором, — ей предстоит пройти ряд мучений.

При выносе покойника из дома родственники берут с собой пшеничный пирог или кусок холста, в который завернута восковая свеча и монета. Их дарят первому встречному, чтобы покойному простился его первый грех.

Таким образом, замаливают грех за покойника на земле, чтобы этот грех не тяготил его в небесной жизни.

Пока покойник находится в доме, он все слышит, когда же его выносят из дома, он теряет эту способность.

Слышит он потому, что находится среди живых и продолжает обладать их же функциями. Вынос из дома означает вынос за пределы пространства, где живет человек. Это переход в другой мир. А если в этом мире люди слышат, то в том мире мертвые не слышат. Если в мире живых слышна речь, то в мире мертвых нет слов, мертвые бессловесны, именно поэтому при покойнике говорили шепотом.

Во время похорон и поминок следует разговаривать шепотом, тихо. Разговаривать в голос могут только живые. Если живые разговаривают шепотом во время похорон и поминок, то они творят образ благополучного ухода души в мир праотцов, таким образом, не раздражая и не гневя умершего громкими разговорами и отсоединяя его от мира живых.

Одежда для покойника должна шиться на живую нитку, без узлов, наотмашь (от себя) и левой рукой, иначе он будет приходить и уводить тех людей, у которых одежда такая же, как и у него.

Когда гроб выносят из дома, то следует ударить гробом о порог избы, так как порог связан с миром умерших, чтобы вытрясти все недоразумения между покойником и живыми родственниками.

С другой стороны, эту примету можно рассматривать как заключение договора между миром живых и миром умерших о том, что в мир умерших переходит ещё одна душа. А порог есть место обитания душ предков.

Детей-сирот во второй половине дня в день похорон заставляли садиться на порог и есть хлеб с солью, чтобы не бояться жить в доме и чтобы жить среди живых.

Таким образом дети переходили под покровительство душ умерших предков, так как под порогом души и обитали.

Чтобы забыть покойного, после возвращения с кладбища открывали крышку дежи (квашни), заглядывали туда и быстро закрывали.

Дело в том, что дежа никогда не находилась без закваски или без теста. Заглядывание в квашню после того, как человек вернулся с кладбища связано с тем, что происходило переключение внимания. Если в деже закваска находится, то надо замесить тесто, а если уж тесто подоспело, то пора печь хлеб или пироги. И некогда думать о покойнике. Он уже похоронен, он ушел из мира живых людей, а живым дальше в этом миру жить. И переключение внимания с образа умершего человека переходило на жизненно значимые вещи и проблемы. Заглядывание в квашню – это как напоминание о том, что в этом мире очень много дел.

Тосковать по покойнику – грех, так как смерть — Божья воля. К тому, кто тоскует по покойнику, может прилететь черт и убить его.

Может прилететь черт, а может прилететь бес. Человеку в тоске может привидеться что угодно, ведь он обряжает мир в те образы, которые ему известны. И в действительности, речь идет о тяжелом душевном и физическом состоянии человека, когда тоска захлестывает его и жизнь в этом мире ему становится не в радость. Смерть – это не окончание жизни, это переход в другую жизнь. Недаром раньше праздник Радуницу (Пасху умерших), празднуемую во второй вторник после Пасхи справляли весело и радостно! А праздник Семик, празднуемый в четверг на седьмой неделе после Пасхи, посвящался дню поминовения умерших не своей смертью, был одним из самых веселых праздников. В этот день заложных покойников, то есть тех, кто умер не своей смертью, можно хоронить. Еще в XVII веке в Москве был жив следующий обычай: жители города вместе с царем и царицей и патриархом отправлялись на кладбище для отправления службы по поминовению душ умерших людей не своей смертью (утопленных, утонувших, убитых и т.д.). Торговля перемещалась за город. Все происходило с полной радостью и весельем.

А.К.Саврасов. У ворот монастыря. 1875_1А.К. Саврасов. «У ворот монастыря». 1875 г.

Чтобы не бояться покойника и не тосковать по нему, нужно на могиле бросить через левое плечо горсть песку и пойти не оглядываясь и при этом сказать: «Бросаю песку, оставляю боязнь и тоску. Аминь» (Три раза)

Чтобы не бояться покойника, нужно смотреть под копыта лошади или колеса, когда гроб будут везти на кладбище.

Речь идет о переключении внимания с одного предмета на другой. Чтобы забыть о страхе перед покойником, следовало переключить свое внимание на реальный страх, то есть страх, связанный с миром живых людей. Покойник уже умер, какой смыл его бояться, а вот беспокойство за свою жизнь более значимо в этот момент. То есть происходит переключение на себя, на возвращения внимания к самому себе и своей собственной безопасности.

Вдовец или вдова, у которых жена или муж умерли молодыми, дотрагиваются рукой до стола или до хлеба. Близкие открывают окно: от этого умерший и оставшийся в живых не будут тосковать друг по другу.

Дотронуться до хлеба в данном случае ему показывают, что ему также будет выделяться доля, то есть с ним заключают договор, чтоб покойник не приходил забирать долю живых с того света. О взаимосвязи хлеба и доли речь шла выше.

На похороны нельзя ничего парного делать, например, ставить две свечки, приносить два цветка или две веточки, иначе покойник возьмет себе пару.

Нельзя делать что-то дважды (креститься, жениться), иначе дважды придется помирать. Удвоение действий в данном случае связано с нечеловеческой ипостасью. (Ср.: Четное количество цветов на похоронах – для мертвых; нечетное количество цветов – для живых).

После того, как возвращались с похорон, заглядывали в печь и в подполье и говорили: «Ух, нету!»

Констатация факта, что нигде покойник не спрятался, что его нет в доме и бояться его нет никакого смысла. Но для того, чтобы удостовериться и заглядывали а различные части дома и произносили вышеприведенную фразу.

Вдова умершего ни в коем случае не должна касаться мертвецких помоев, иначе могут умереть дети, а ребенок, родившийся от нового брака не будет жить.

Вероятнее всего, смерть связана с болезнью. Возможно, речь идет об отце. Если мужчина умер от болезни, значит, его иммунная система плоха, следовательно, его дети по наследству могут иметь такую же плохую иммунную систему. Часть инфекции переходит в воду и если к этой воде потом прикоснуться, то инфекция перейдет на того, кто к ней прикоснулся. Те инфекции, которые легко переносят взрослые, могут не перенести дети. Поэтому, если женщине пришлось омывать покойного, то после этого необходимо омыться самой, чтобы смыть с себя все нечистоты.

Умершего младенца мать сама должна обмывать на голых коленях, чтобы будущие дети долго жили.

Когда мать обмывает ребенка на коленях, она обязательно льет воду на себя, после чего ей необходимо вымыться. Если количество воды не позволяло омыться целиком, то хотя бы нижняя часть тела должна быть вымыта обязательно. Если умирал ребенок, то он, как правило, умирал от какой-то детской инфекционной болезни. И если мать, прикасавшаяся к трупу ребенка, не омылась после этого, то детская инфекция для нее была не страшна, но она могла стать носителем микробов, которые в последующем перейдут на ее новорожденного или ее других маленьких детей.

Чтобы не умереть вслед за покойником, при выносе гроба дети смотрели в печь, засунув в нее голову.

Когда в семье кто-то умирает, речь в данном случае идет о взрослом человеке, то от ребенка вместе с умершим уходит часть защиты. И для того, чтобы ребенку восполнить эту потерю, он напрямую, засунув голову в печь, обращается к Батюшке-Огню и просит его о покровительстве. От холода, и голода тепло домашнего очага спасает. Печка-Матушка — кормилица. Огонь-Батюшка – домашний Бог. Но как узнать ребенку, что теперь он под покровительством Батюшки-Огня? По замазанному сажей личику или какой-либо другой части тела. Сажа на теле – это отметина. Недаром одним из признаков Золушки является «замазанность» ее сажей. Дело не в том, что Золушка грязная и чумазая, дело в том, что она находится под покровительством. Именно поэтому такое количество всевозможных зверюшек ей помогает.

Если при копании могилы обнаруживали более ранние захоронения, то туда бросали деньги, чтобы потревоженные мертвецы не прогнали вновь пришедшего.

То есть задабривали предыдущего мертвеца, чтобы он не рассердился, что его выгоняют.

Если могила оказалась мала для гроба, то это означало что будет еще один покойник, скорее всего родственник умершего.

В деревнях могилы рыли, как правило, родственники или соседи. Если человек роет могилу, то он уже знает, для кого он роет эту могилу, также предварительно измеряет участок земли и делает примерную разметку. Поэтому, если человек вырыл могилу не подходящую для гроба, то он уже заведомо рыл могилу для другого человека. В момент работы в сознании может произойти подмена одного образа другим: образ уже умершего человека был вымещен образом следующего покойника. То есть в момент работы человек находился не в себе, а когда человек находится не в себе, он не в состоянии получить тот результат, который наметил. Такую случайность, которая ни в коей мере случайностью не является, следует отнести к разряду ранних диагностических фактов, свидетельствующих о скорой смерти еще одного члена данной деревни. И произойти такая ошибка может в том случае, если в деревне есть больной человек. И с образа одного умершего человек переключается на того, кто может умереть вслед за уже ушедшим.

Если при выносе из дома покойника забыли гробовую крышку, то вскоре в этом доме будет другой покойник.

Забыть что-то в доме после того, как покойник уже вынесен, значит вновь проложить путь на кладбище. Число два несет в себе знак удвоения или раздвоения. Это не совершенно число. Отправление из дома – это всегда переход в иной мир, поэтому даже выход в поле из дома требовал благословения. Но если человеку приходится возвратиться, то он заглядывает в зеркало, таким образом, проигрывая второй раз выход из дома в мире образов: то есть, он первый раз вышел, вернулся, посмотрел в зеркало, и проделал путь второй раз. После этого выход за порог будет его третьим разом, и все разрешится благополучно, так как раздвоения больше нет, есть целостность. Образ зеркала связан с образом пути, путешествия, пересечения границы между мирами. Зеркало ставили на гроб, чтобы прекратить хождения покойников, умерших не своей смертью.

Человек, посетивший покойника или встретивший его на своем пути, по возвращении в дом, должен коснуться прежде всего камня, горшка и печи и вообще каменных предметов, чтобы смерть не коснулась его.

Основное качество камня – это его твердость. После того как покойник умирает в течении нескольких часов он каменеет, но потом, если его не мумифицировать, начинаются процессы разложения умершего тела. Твердость, а вернее крепость, – это качество физического тела живого человека, но не окаменелость. Для того, чтобы тело не окаменело, не умерло, человек заключает личный договор с миром. Дотрагиваясь до каменных предметов, он оставляет им их твердость, а себе свою крепость.

Если всадник не сойдет с лошади при встрече с похоронной процессией, то он скоро не сойдет и с постели.

Сойти с лошади – это знак почтения и уважения памяти покойного, а также прощание с ним, проводы умершего в последний путь. Если не соблюсти обычай, то покойник может увести за собой, ведь он еще не похоронен и находится в мире живых людей.

Если умирал хозяин дома, то горшок, из которого его обмывали, закапывали под красный угол, чтобы не переводился домовой.

Если человек при жизни ворует горшки, то после смерти на том свете он будет носить горшки или черепки в руках, на боку или в зубах; кто при жизни крадет посуду, тому на том свете глаза закроют черепками.

Если на этом свете человек так и не получил наказания за содеянное, то на том свете он будет наказан, то есть получит воздаяние за земные грехи. Эта примета относится к разряду предостерегающих. Если человек ворует горшки, то он, кроме своих горшков, ничего вокруг себя не видит. На этом свете у него уже глаза «горшками закрыты». Если человек перед смертью не покается, то и на том свете, эти горшки не дадут ему покоя, черепки будут постоянно в глазах мерещиться. Таким образом, если человек греха своего в этой жизни не отмолит, то и на том свете этот грех в образе черепков не будет давать ему покоя.

Полотно для подготовки похорон покойника необходимо раздирать руками, если же использовать режущие предметы, то можно «зарезать» другого члена семьи.

Разрезать полотно – символ жизненного пути, в данном случае, значит, прервать жизнь живого человека.

Гроб обивали изнутри полотном, на гроб стелили полотно, наверх клали хлеб. Во время календарных поминок (Радуница, родительские субботы) могилу застилали скатертью (иногда Пасхальной), так как по полотну душа покойника уходит в другой мир. В связи с этим в красном углу покрывали полотенцем икону и обвязывали полотенцем могильный крест. В день смерти вывешивали у окна полотенце или кусок полотна, чтобы он мог утереться или чтобы ему была широкой дорога на тот свет.

Каждому первому встречному при выносе покойника из дома отдавали кусок новины (холста), которая должна была быть длиною с покойника и заворачивали в нее пирог или деньги, таким образом, наделяя покойника его долей. Потому что первым встречным мог оказаться и сам Господь-Батюшка, которому в таком случае вручалась доля покойного.

Нельзя спать в доме, если мимо него движется похоронная процессия. Если люди спали, то их обязательно будили, иначе душа умершего может забрать с собой душу спящего.

Если на покойнике появятся вши, значит, он при жизни утирался скатертью со стола.

После любой трапезы на скатерти всегда остаются крошки. И образ крошек соотносится с образом вшей в данном конкретном случае.

Если тело мертвеца остается мягким, то в доме скоро будет новый покойник.

В данном случае мягкость является свойством живого человеческого тела, так как свойство тела умершего человека – окаменелость. Если умерший человек обладает физическим свойством тела живого человека, то он не хочет уходить из этого мира.

Если мертвец улыбается, то вскоре в доме будет новый покойник.

Улыбаются живые люди. Покойник также не хочет уходить из этого мира.

Добродетельные люди умирают в ясный день или своей смертью вызывают ведренную погоду, недобродетельные люди умирают в ненастье или вызывают ненастье на все время, пока земля не примет их тела.

Каков характер погоды в день смерти умершего человека, таков он был в жизни.

Когда после кончины человека наступают хорошие дни, то человек не жалеет оставленного света, если же наоборот, после смерти наступают ненастные дни, то умерший не хотел расставаться с землей и с людьми.

Если ребенок умирал в младенческом возрасте, то ему в гроб обязательно клали мерку отца, чтобы, когда он достигнет определенного роста, ему было, что носить.

Так как только по достижению роста и возраста взрослого человека наступает настоящая смерть. И чтобы умерший ребенок не чувствовал себя обделенным, его наделяли долей взрослого человека. Таким образом достраивали тело ребенка.

Если умирала девушка, еще не вышедшая замуж, то ее хоронили в свадебном наряде.

Делалось это для того, чтобы три основные момента человеческой жизни были пройдены: роды, свадьба и смерть. Для умерших раньше срока молодых девушек и парней в обряд похорон включали элементы свадебного обряда. И несмотря на то, что человек не доделал некоторых вещей в своей жизни, на уровне обряда его жизнь приобретала завершенность и целостность. Могли также девушке, умершей в возрасте невесты, положить в гроб куклу, которая символизировала неродившегося младенца. Таким образом, происходило ритуальное достраивание земной жизни умершего человека. Также смотрите предыдущую примету.

Блин используют как оберег от мертвых, которые часто являются во сне, для этого садятся на порог и приглашают к себе умерших обедать.

Блин – символ солнышка, символ круга, символ бесконечности жизни. Порог – граница двух миров: мира живых и мира умерших людей.

Если покойный муж приходил к жене, то ей советовали сесть на порог и расчесывать волосы в ожидании мужа. На его вопрос: «Что ты делаешь?», – она должна была ответить: «Собираюсь на свадьбу, брат на сестре женится». Муж спросит: «Где это видано, чтобы брат на сестре женился?», — а жена ответит: «Где это видано, чтобы муж умер, а потом приходил?» Этим действием она навсегда отвадит покойника.

Если покойник появился в неурочное время, то ему говорят с целью предотвращения его приходов: «Куда ты идешь? Мертвые к живым не ходят!».

Чтобы покойник не ходил, нужно взять нож и с улицы подойти к окошку и сказать три раза у одного окошка, перекрестив предварительно ножом окно крест-накрест: «Не девять, не восемь, не семь, не шесть, не пять, не четыре, не три, не два, не один». Также нужно перекрестить и все другие окошки и двери.

Крест в данном случае является знаком принадлежности к миру живых. С другой стороны, подобное перерезание обозначает отрезание пути умершему от дома. Крест и пояс являются знаками принадлежности к этому миру. С улицы нужно подойти, потому что границами между улицей и домом являются окно, дверь и порог.

Процесс похорон – это процесс сворачивания мира. Жизнь – это разворачивание и творение ее. При жизни мир был развернут, после смерти его необходимо свернуть. И если произнесение в обычной последовательности цифр, которые являются ипостасями Богов, есть процесс разворачивания мира, то произнесение в обратной последовательности – процесс сворачивания мира. В цифровой последовательности сокрыт образ мира. Это так называемая — Русская Мандала1. Русская Мандала использовалась для работы с силами и потоками, идущими от Богов.

Приход покойника в непоминальные дни может быть связан с тем, что ему в гроб забыли положить необходимые вещи, что после его смерти в доме не соблюдается прежний порядок, а может быть и тем, что умерший хочет отомстить живым за то зло, которое совершалось по отношению к нему в прежней жизни. Основной же причиной прихода умерших в неурочное время, является нарушение запрета на тоску по нему.

Чтобы не бояться покойника, гроб выносили не через дверь, а через окно, несли гроб не по дороге, а околицей, крутили гроб против солнца, разбрасывали по пути на кладбище сломанные ветки, бросали в могилу деньги, зерно, рожь, нож со словами: «На тебе грош, нас не тревожь; на тебе рожь, нас не тревожь; на тебе нож, нас не тревожь», возвращались с кладбища пятками вперед. Все делали наоборот, не как в обычной жизни.

Поминальная еда и трапеза

На поминальной трапезе нужно делать все не так, как в обычные дни, иначе умрешь. В обычные дни нельзя оставлять ложки на столе на ночь, а в поминальные можно.

Делание всех действий наоборот, навыворот, «наизнанку» – это зеркальное отражение действий этого мира в том мире. Если в этом мире что-то лежит справа, то в том мире это будет лежать слева. На поминках делали все так, как бы это выглядело в другом мире, таким образом, окончательно отсоединяя покойного от мира живых.

Чтобы на том свете быть всем вместе, после поминальной трапезы все ложки складывались вместе и оставались до утра на столе или в горшке.

Ложка – символ человека и в определенных обрядах его заместитель. Об этом уже шла речь выше.

Класть ложку нужно непременно выемкой вверх, иначе покойники перевернутся в могиле лицом вниз.

На похоронах не должно быть на столе продуктов из дрожжевого теста, а обязательно из пресного, так как умершие не едят соленую пищу живых людей.

Хлеб для поминального стола нельзя допекать.

Допеченный хлеб – готовый, завершенный хлеб, и каждый кусок хлеба будет являться долей члена семьи. Поминальные хлебы пекли заранее, когда покойник находиться в мире живых людей. И допечь хлеб до конца, значит, включить покойного в перераспределение доли между живыми людьми. Но если он включен в долю, значит, он заберет ее у кого-то другого. Именно поэтому хлеб не допекали.

Горох в поминальной обрядности – пища мертвых. Его раскидывали по углам и бросали за печь для того, чтобы души умерших не плакали и могли поесть.

В Родительские и поминальные дни варят овсяный кисель и обязательно пекут рыбник или жарят рыбу.

Мясом нельзя поминать, потому что покойник «сам мясо».

Кисель может подаваться в начале поминальной трапезы, в середине и в конце. В некоторых районах киселем начинают поминки, он является открывающим блюдом, но могли использовать и в середине стола и в начале и в конце.

Кисель – кислое, пресное мучнистое блюдо, по своему составу напоминающее студень. Кисель — блюдо преимущественно поминального и жертвенного характера. Кисель может подаваться в начале поминальной трапезы, в середине и в конце. В традиционной культуре наиболее часто встречается упоминание о киселе в связи с похоронами, поминками, постами, Великим Четвергом, Святками, однако кисель мог подаваться и на крестины. В традиционной культуре кисель может быть приготовлен из овсяных хлопьев, пшеницы, ягод, свеклы. Отличает кисель от обычных блюд то, что кисель относится к группе постных кушаний. В поминальной обрядности постный кисель запивают сладкой водой. Сладкая вода и пресный кисель указывают на разницу понятий жизнь-смерть. В традиционной культуре миру мертвых присуще отсутствие вкусовых качеств, а горечь, сладость, соленость – вкусовые качества, принадлежащие миру живых людей. Ничего другого кислого, кроме киселя, на похоронных обрядовых трапезах не было.

На похоронах умерший еще не принадлежит миру мертвых, но уже чужой для живых, то есть он еще не приобрел статус предков, дедов. Также и вкушение киселя на крестинах, когда родившееся дитя еще не приобрело статус человека этого мира и частично принадлежит тому, навному миру.

Киселю на Руси был посвящен специальный день:

Кисель варят на Семик (четверг перед Троицей), на русальей неделе, когда ходят заложные покойники, для которых также надо устроить поминки. Поминки для заложных покойников к концу XIX в. во многих местах стали носить пародийный характер.

В этот день ежегодно у часовни, стоящей в роще на возвышенном месте среди деревень, собираются крестьяне; все женщины приносят из дому по кринке молока и чашке киселя, ставят их на несколько минут под образа, затем садятся на лавочки вокруг часовни и едят все это сообща. День этого празднования зовется Киселев день, после трапезы обливают друг друга молоком и киселем. Как-то раз решили даже не праздновать, но после этого случился неурожай овса; неурожай объяснили мщением за игнорирование празднования и с тех пор празднуют его ежегодно.

До сорока дней каждый день покойник ходит, поэтому держат открытой дверь, или окно. Ставят на сорочины еду для покойника под иконы: яйцо, стопочку, пирог, чай или кисель, если умерла женщина, или рис с изюмом.

Рис с изюмом или по-другому кутья. Кутья – традиционное поминальное блюдо по способу приготовления и своим составляющим напоминающее кашу. Обыкновенно приготовлялось из зерновой вареной пшеницы, обдирного ячменя, рису, из толстой крупы с добавлением свежих ягод и меда. Кутья символизировала собой соединение двух начал: физического и духовного. Крупяное семя соотносится со смертным телом человека, а живые ягоды – с нетленной душой человеческой, тем самым соединяя в себе постоянный круговорот смертей и рождений. Но также в самом семяне соединены жизнь и смерть одновременно, так как семя, положенное, похороненное, в землю рождается вновь и приносит плоды. К кутье также подавали взвар. Взвар состоит из яблок, груш, слив, изюма, вишен и других плодов, сваренных в воде с добавлением меда.

Умершие представляются в образе птиц, поэтому на могилах специально рассыпали зерно, крошили пироги и яйца для того, чтобы души предков, прилетающие в образе птиц, могли питаться.

После поминальной трапезы все родные умершего отправляются домой, накрывают столы и выходят навстречу дорогим гостям, умершим предкам, зазывают их: «Чай устали, родные, покушайте, чай озябли, погрейтесь!» Перед тем как приступить к вкушению киселя поется вечная память, а из окна на улицу выкидывается холст, на котором усопшие были опущены в могилу, и живые приглашают их: «Теперь пора бы вам домой, да ножки у вас устали, путь был дальний, вот ступайте с Богом по мягкому холсту».

Умерших предков, чтобы они не приходили, отпугивали выстрелом из ружья, предварительно заряженного солью, так как соль добавляется в пищу только для живых людей.

Разное

Сорокодневное поминовение выпекали печенье, которое называется лесенки из пресного теста для того, чтобы душа умершего могла по этим лесенкам достигнуть небес.

Как правило, печенье «лесенки» состояло из трех или семи ступенек. Такое печенье пекли как из пресного (или кислого) теста, так и из сдобного. Лесенки должна была облегчить движение вверх, к небу, в рай после смерти. Выпекали «лесенки» в сороковой день после похорон или на Вознесенье, в сороковой день после Пасхи. Так как в эти дни души восходят, возносятся на небо.

Кто умрет на Пасху, тому в руку кладут яичко, чтобы также как и живые, умерший человек мог отведать пасхального угощения.

Нельзя разговаривать в момент агонии, чтобы не мешать душе, расставаться с телом, чтобы не отвлекать ее.

Умереть на пуховой постели – грех, так как на пуху грехи не прощаются. А вот земля должна быть пухом, чтобы было легкое лежаньице.

Чтобы не бояться покойников, нужно держаться за задорожку2.

Это перенесение внимания со страха по умершему на реальный страх в этой жизни.

Нельзя класть ложку на тарелку, миску и т.д. так, чтобы ее ручка касалась стола, иначе покойники будут приходить или злыдни.

В данном случае ложка является образом пути, соединяющий тот мир и этот мир.

Земля не принимает так, чтобы беременная женщина не разродилась: хоть и схоронят, а женщина разродится. Женщины, которые умерли при родах, непременно попадают в рай.

Чтобы не остаться на том свете без пары, не вступали в первый брак с вдовцом или вдовой.

Когда человек идет на суд, то должен взять с могилы земли и положить ее в карман. Землю надо брать из свежей могилы и говорить три раза: «Все вопросы утихают, а другие не загораются». Покойник немой, вот ис судьи станут немыми.

Гадание после смерти кого-то из домочадцев

Сено, на котором лежал покойник, а также стружки от его гроба сжигались. Если дым от такого костра стелился по земле, то это означало, что умерший заберет с собой кого-то из членов семьи, если же дым поднимался к небу, то это означало, что в течение года в семье никто не умрет.

Дни поминовения

В Сочельники, Новый год, Троицу души умерших людей возвращаются домой. Покойник ждет помину тридцать лет. Покойник у порога не стоит, но свое берет. Поминать, так же как и хоронить усопшего надо непременно до обеда, поминать покойного вечером или после захода солнца нельзя. На поминки готовятся обязательно мясные блюда, рыбные, толченая картошка, солянка и обязательно кисель. По другой примете, речь о которой шла выше, мясо на поминальную трапезу не готовили, так как покойник «сам мясо».

Дмитриевская суббота

Суббота между 1 и 8 ноября.

8 ноября

День великомученика Димитрия Солунского.

Дмит­ровская неделя родительская, дедова.

В Дмитриев день повсеместно на Руси справляли поминки по усопшим. В течение не­дели шли поминальные службы, особенно почиталась Дмитровская суббота. Замечали: «Коли отдохнут на дедовой неделе родители (случится оттепель), то и всей зимушке-зиме быть с мокрыми теплинами (оттепелями).

18 февраля

День мучениц Агафий и Феодулии.

Агафья-поминальница, за­ступница, коровница. День святой мученицы Агафьи народная Русь называла «поминальницей», так как в этот день поминаются отошедшие в иной мир от­цы, праотцы, деды, прадеды.

В этот день пробегает по селам заморенная коровья смерть, болеют коровы, тогда говорили: «На Агафью коровья смерть ходит». А «ко­ровья смерть» являлась людям в виде старой, отврати­тельной женщины, а руки у нее как грабли. Как за­берется эта гостья, то переморит всех коров, изведет все племя до конца. И только одно опахиванье, совер­шенное женщинами тайно, изгоняло ко­ровью смерть.

23 февраля

День священномученика Харлампия.

Харлампий почитается в народе хранителем от вне­запной, без покаяния, смерти.

3 мая

День преподобного Феодора.

Феодор-окликание предков. В этот день рано утром выходили на могилы и с причитанием окли­кали родителей, говорили: «На Феодора покойники то­скуют по земле». Одно из причитаний: «Родимые наши батюшки и матушки! Чем-то мы вас, родимых, прогне­вали, что нет от вас ни привету, ни радости, ни тоя прилуки родительской! Уж ты солнце, солнце ясное! Ты взойди, взойди с полуночи, ты освети светом радост­ным все могилушки, чтобы нашим покойничкам не во тьме сидеть, не с бедой горевать, не с тоской вековать…»

Рождество

Кормление предков на Рождество: выставляют на Рождество Христово блины за окошко на двор на прокорм душам. В рождественский сочельник старшая женщина в доме покрывала стол скатертью. Когда вся семья рассаживалась за столом, хозяйка подходила к столу, закатывала угол скатерти, открывала дверь, приглашая к столу родителей. Также разжигали костры, чтобы души покойников могли согреться.

Масленица

Раньше первый блин отдавался нищей братии на помин усопшим или первый блин клали на слуховое окошко — для душ родительских. Женщины, кладя блин на это окно, приговаривают: «Честные наши родители, вот для вашей душки блинок». В последний день Масленицы, прощеное воскресенье, ходили на кладбище поминать родителей и просить у них прощения.

Радуница (второй вторник после Пасхи на Фоминой неделе) — Пасха умерших

Фомина неделявремя поминок умерших.

Радуница отмечается во вторник Фоминой недели. B этот день поминают родителей, сначала устраивается пир на кладбище, потом он продолжается дома. Поминальный обед должен состоять из нечетного количества блюд. Женихи и невесты оставляют на могилах родителей красные яйца и спрашивают благословения на брак. Пироги и блины для кладбищенской трапезы пекут загодя, а все, что останется от обеда, раздают нищим. Чтобы на Радуницу увидеть умершего, надо подпоясаться поясом, вытканным из остатков льна за один день.

Навий день – понедельник (или вторник или четверг) на Фоминой неделе. Кто в этот день перелезет через забор, у того родится навья (мертвая) косточка в ступне или пясти, которая никогда не гниет и может быть причиной смерти.

Троицкая неделя

В поминальные дни существовал запрет на супружеские отношения и празднование свадеб. Поэтому особенное отношение к месяцу маю. На месяц май, как правило, выпадала Троицкая неделя и Русальи Святки, которые посвящены поминовению тех, которые появлялись на земле после своей смерти в виде цветов.

Духов день понедельник после Троицы.

Троица умерших (навская)кривой четверг, сухой.

Семик – четверг на седьмой неделе после Пасхи — день поминовения умерших не своей смертью. В этот день заложных покойников можно хоронить.

В заключение этой главы, уважаемые читателя, обращу еще раз Ваше внимание на понятие мандала, речь о которой шла чуть выше. Дело в том, что слово это очень примечательно, так как связано с такими всем хорошо известными словами как: «думать», «мудрость», «мудак». Да, да, не удивляйтесь последнему слову в этой цепочке. На предыдущих страницах уже не раз речь шла о том, что для того, чтобы увидеть образ слова, нужно прочитать его наоборот. Вот и получается, что при прочтении корня муд- наоборот получается корень другого слова дум- — «думать». В современном языке слово «мудак» как и слово «мат», которое также связано со словом «мать» «материк», «материя», являются бранными словами. Но если также перевернуть слово «мат» наоборот, то получится «там». И выходит таким образом, что человек оттуда («из там», из матери) приходит сюда в этот мир. И через некоторое время человек вновь возвратится назад, туда, через Матушку-сыру землю. Вот и выходит, что слова, связанные с непрекращающимся жизненным потоком, стали бранными, запретными и используются далеко не по назначению. Что же делать? Задуматься и увидеть образ прежде, чем захочется что-то сказать.

516x0 С.В. Иванов. “Семья”. 1910.

Жилище.

Дом. Внутри дома. Предметы повседневного обихода.

Эпиграф:

Худу быть, кто не умеет домом жить.

Гадания на строительство жилища

Наметив под дом место, по захождении солнца, тайком, чтобы никто не заметил, насыпают по четырем углам небольшие кучки ржаного зерна (жита) в следующем порядке: сперва насыпают кучку жита там, где будет святой угол хаты, потом туда, где будет печь, далее – там, где сходятся причилковая и глухая стены и, наконец, в дверном углу, а посередине между кучками жита ставят иногда маленький из палочек крестик. Когда потревоженной окажется только та кучка зерна, что на святом углу, то хату можно ставить на избранном месте не опасаясь никаких дурных последствий, потому что сила святого угла побеждает всякую вражескую силу.

Посередине выбранного места для дома кладут сковородку и деревянный кружок на ночь. Если рано утром под сковородкой окажется роса, а под кружком муравьи, то место для дома выбрано удачно.

Влагосодержание воздуха под сковородкой выше влагосодержания воздуха окружающей среды. Это говорит о том, что земля и воздух под сковородкой теплее наружного воздуха. То есть это означает, что если в этом месте образовалась роса, то место сухое и теплое. Дом здесь ставить можно. Здесь используется две приметы, с одной стороны муравьи, которые бегут в сухое и теплое место, а с другой стороны, — роса. Но если муравьи могут и от дождя спрятаться, и тогда их под сковородкой окажется много, то роса является удостоверяющим фактом теплоты и сухости этого места. Подземные холодные ключи выходят в холодных местах, там и роют колодцы.

Хорошо дом строить на том месте, куда ложится рогатый скот.

Значит, это место теплое и сухое.

Чтобы узнать, пригодно или непригодно данное место для постройки дома, в небольшую вырытую яму на ночь ставится посудина с медом, если к утру в ней появились муравьи, выбранное место можно считать вполне удачным.

Строительство дома

Нельзя строить дом на том месте, где были найдены человеческие кости, где волк или медведь убил скотину, где кто-нибудь поранил топором, или порезал ножом, косой, серпом до крови руку, ногу; где опрокинулся воз и т.д. Во всех этих и подобных случаях житье на новом месте будет сопровождаться соответствующими несчастьями.

При закладке дома под все четыре угла нужно положить кусочек ладану, хвойные ветки, чтобы предохранить дом от молний. Известно, что молниями преследуются нечистики, которые не станут селиться там, где лежит что-нибудь освященное.

При строительстве дома под углы фундамента закапывали ветки вербы, освященной в Вербное воскресенье, клали остатки освященной пасхальной пищи, клали монетки, хлеб, чтобы в доме не переводилось добро и богатство.

Таким образом с самого момента застройки творили образ благополучного дома с достатком и изобилием. Все это делалось для того, чтобы заключить договор с Матушкой-Землей, не которой этот дом возводили.

На месте, где предполагалось ставить дом, ставили крест и рядом с ним стол с хлебом. Разрезали хлеб на четыре части, первую клали на крест, чтобы святые ели и просили счастья для тех, кто будет здесь жить, вторую клали под стол для домовиков, чтобы они съели и не вредили хозяйству, третью хозяева ели сами и просили Бога, чтобы в этой семье всегда и во всем был достаток, а четвертую часть отдавали скотине, чтобы она была сыта и здорова.

Также этот обряд можно рассматривать как жертвоприношение всем четырем стихиям: воздуху, огню, воде и земле. Такое разделение, которое представлено в примете, происходит уже при позднем Христианстве.

Самыми благоприятными месяцами для рубки строевого леса считаются: март и апрель, потому что обильный сок, в это время находящийся в дереве, закрепляет древесину. Из такой древесины дом будет крепким и прочным.

Во время рубки строевого леса, а также и при дальнейших работах топором, нельзя плевать на ладони, потому что червяки будут точить бревна.

Таким образом человек договаривается на хорошую работу со своим орудием производства, топором. Плевание на руки перед тем, как начинать работу наоборот должно способствовать тому, чтобы работа спорилась. Вероятно, эта примета может быть связана с тем, что во время процесса рубки мужчина заработается, заиграется, войдет в раж, так как процесс идет хорошо и ладно, да забудет про то, что помимо того, что надо нарубить, еще предстоит ошкурить деревья и убрать весь мусор. Ведь если мусор не убрать, то червячки и заведутся. А случившееся один раз, может быть в последующем взято за образец поведения.

То дерево не годится на постройку жилого помещения, которое при рубке не сразу упало на землю, а повисло на соседних деревьях. Строение рано или поздно, но непременно сгорит.

Эта примета также, вероятно, имеет отношение к состоянию человека в момент его работы. Прежде чем рубить лес, человек все точно рассчитывает, как и куда должно лечь дерево. Дерево повиснуть на ветках может только в том случае, если плохо все рассчитано, и что-то не предусмотрено. А если человек забывает рассчитать и предусмотреть , то в последующем и в самом доме он может допустить такую оплошность, которая станет роковой. Человек, совершающий подобное действие, находится не в себе, а значит, не видит окружающий его мир.

Не годится в постройку для жилого помещения та­кое дерево, которое упало при рубке на полночь: в доме часто будут умирать жильцы, а в скотном помещении – животина.

Эта примета указывает на то, что мужчина пошел рубить деревья в очень позднее время. Что может заставить человека пойти рубить лес в столь поздний час? Скорее всего его неразумность. А такое действие указывает на то, что и дом человек вести нормально не в состоянии. Если по тому действию, как человек ищет в голове блох, судят о его хозяйских способностях, то по тому действию, какое время человек выбирает для рубки леса, можно судить о том, что в его доме происходить будет.

Если в строении употреблено скрипучее дерево, то оно будет трещать в течение всего времени своего существования, особенно, в избе, а жильцы будут беспричинно кашлять.

Нельзя строить хлев и другие постройки на меже, скот будет хворать, так как межевой хозяин не даст жилья, будет мучить животных.

Межа – черта, разделяющая две плоскости, особенно применяется к поверхности земли, к владению. Так если межа – это место обитания межевого хозяина, то и строить дом на этом месте нельзя. Межевой обязательно отомстит. Так как люди должны возводить свои строения на специально отведенных для этого местах. Как в доме было очень четкое закрепление мест за каждым членом семьи, так и за пределами дома было то же самое.

Если в какое-нибудь строение употреблено повален­ное бурей дерево, то это строение непременно разрушится бурей.

Нельзя употреблять в жилые строения деревья с пристоем (маленьким деревцем), если такое дерево, или его пристой употребить в избу, хозяйская дочь, девушка, родит дитя; если же в хлевные стены употребить такое дерево или его пристой, то под них будут подкапываться волки.

Что происходит в мире природы, то отражается и в мире людей. Эта примета основана на подобии действий.

Когда строевой лес не перевозится, а сплавляется, то нужно примечать, дерево вихляет, или оно плывет плашмя3. В последнем случае дерево имеет скрытую порчу, тяжесть и сила которой удерживают дерево плашмя, и такое дерево не годится на постройку.

В данном случае речь идет о том, что дерево, плывущее плашмя, – дерево «неживое», не легкое, а неживое дерево не может употребляться в постройку дома, где собираются жить люди.

Необходимо положить по пясточке первой муки, смолотой на новой мельнице или же в новых жерновах под венец дома. Если в такой дом когда-нибудь заберется вор, то он не сможет выйти оттуда, пока его не выручит хозяин.

Словно в жернова попадет и пока ему не помогут, он оттуда не выберется.

Пока не положен первый венец, мастера не должны отлучаться от места работы, не должны пропускать никакого животного, иначе на новый дом можно навести невольную порчу. Начатое дело и не доведенное до какого-то конечного результата (в данном случае конечным результатом является кладка первого венца) требует постоянного присутствия мастера.

Bсе щепки, полученные при рубке первого венца, нужно собрать в середину четырехугольника, чтобы происходящее вне дома было известно в доме, но чтобы неизвестно было на улице, что делается в доме.

Обыкновенно в первый рабочий день мастера срубают один только венец, а уходя с работы, они кладут на каждый угол по небольшому кусочку хлеба. Если к утру оста­нется целым весь хлеб, то в строящемся доме будет всегда достаток, а самый дом благополучно простоит долгие годы.

Когда дом покрывают крышей, хозяин перебрасывает через него освященное яйцо, которое немедленно и зарывает на месте падения, тогда ветер не будет сдирать крыши.

Создание образа того, что крыша уже содрана. Таким образом договаривались с ветром о том, что сдирать крыши с домов не следует.

Кладку печи нужно начинать в полнолуние, тогда печь будет подолгу удерживать тепло во всех своих частях. Но если на отстроенной и в первые дни вытопленной печи полежит домашняя собака, или же погреется зашедший человек, то удержание теплоты печкою обеспечено до конца ее службы.

Как полна луна. Так будет полна теплом и печка в течение всей своей жизни.

Любая помеха, возникшая при подготовке к строительству и в момент самого строительства, в дальнейшем отразится на самом доме, а также на жизни его жильцов. Вот и гадали, чтобы знать о будущем и принимать меры предосторожности.

Московский дворикВ.Д. Поленов. «Московский дворик». 1878 г.

Новоселье

Время для счастливого новоселья

Семенов день (14 сентября) – время счастливого новоселья.

12 двунадесятых праздников Православной церкви:

Крещение Господне (19 января)

Сретенье Господне (15 февраля)

Благовещенье Святой Богородицы (7 апреля)

Преображение Господне (19 августа)

Успенье Пресвятой Богородицы (28 августа)

Рождество Пресвятой Богородицы (21 сентября)

Воздвиженье Животворящего Креста Господня (27 сентября)

Введение во храм Пресвятой Богородицы (4 декабря)

Рождество Христово (7 января)

Из всех двунадесятых праздников самым счастливым днем является день Введения Пресвятой Девы Марии во Храм.

В данном случае привязка происходит по звуковому соотнесению названия праздника Введения во храм Марии и введении в дом жильцов. Так как введение во храм Марии было очень благополучно, то и введение в дом новых жильцов тоже должно произойти успешно. Название праздника в крестьянских представлениях соотносится не столько с Богородицей, сколько с понятием начала, ввода, введения, с наступлением календарной зимы. Народ приметил, что в это время бы­вают морозы: «Введение накладывает на воду ледение». Именно праздник становится приуроченным к этому времени. И, вероятно, нет ничего удивительно в том, что за каждым конкретным днем были расписаны как процессы, которые должны произойти в природе, так и те действия, которые должен совершать человек. Все шло по строго установленному порядку. И если произошло нарушение хоть единожды, то в дальнейшем нарушения будут происходить постоянно. Вероятно, когда была такая четкая последовательность событий, если и по сей день пусть даже на уровне мифологии сохранились все эти приметы, предания, поверья. К сожалению, многие бытовые ситуации и их объяснения перестали пониматься, в связи с тем, что очень резко и быстро произошла смена уклада жизни.

В день новоселья необходимо заселять те предметы, ради которых постройка и возводилась, иначе благополучия не будет.

При переселении в новое жилище, жилище очерчивали, то есть хозяйка дома до рассвета трижды обегала избу и приговаривала: «Поставлю я около двора железный тын, чтобы через этот тын ни лютый зверь не перескочил, ни гад не переполз, ни лихой человек ногой не переступил и дедушка-лесной через него не заглядывал». После чего женщина три раза кубарем перекидывалась в воротах, приговаривая при этом на увеличение рода и плода в доме.

Сначала следует заселять петуха и курицу, затем гуся и кота, потом поросенка, после него овцу, вслед за овцой корову, за ней лошадь и в самом конце в новый дом переходит вся семья.

Как Бог Землю заселял, так крестьянин и дом свой заселял.

Новый дом должен взять жертву из числа своих новых жильцов. Поэтому умереть может тот, кто первым переступил порог нового дома, либо самый старший, либо самый младший. Поэтому в дом старались первой запустить кошку, а во двор – петуха.

Первым из членов семьи в новый дом должен войти старый человек, так как тот, кто первым в новый дом войдет или первым переночует, тот первым и умрет.

После того, как кошка находила уютное место в новом доме и ложилась на него, туда ставили кровать для молодых или детскую колыбель.

Кошка обживала самое хорошее место в доме. Для того ее туда первой и запускали, чтобы она это место нашла.

При переходе в новый дом несли с собой квашню с тестом, которое было замешано в старом доме. В новом доме из этого теста выпекали хлеб.

Накануне перехода в новый дом, туда нужно отнести петуха или кота да ночлег. Предохраняя дом от входа нечистой силы то или другое живот­ное по утру своим видом покажет, как здесь будут житъ хо­зяева. Если животное будет ходить бодро, тогда семья в новом доме будет жить хорошо, если же животное не будет бодрым, тогда в доме будет жить плохо.

При переезде в новый дом обязательно брали с собой старый веник. Таким образом перенося домового из старого дома в новый.

Полатные доски обязательно переносятся в новый дом, чтобы и там продолжалось благополучие старого дома, но только в том случае, если на них не лежал смертельно больной человек или мертвый.

Внутри дома

Когда в дом кто-то входил, то произносил следующее: «Мир вам, гость к вам, чтоб пиво пили да мед варили!»

Таким образом, человек сразу же обозначал, что он пришел с миром, потому что он знает обрядовую форму приветствия. Так человек открывал пространство, а выходя из дома, он обязательно должен был его закрыть, свернуть, для этого произносилось прощальное пожелание, а также благодарность хозяевам за радушный прием.

Двери начали скрипеть — к несчастью.

Двери – соединение границ между внутренним и внешним мирами.

Если кукла сидит напротив двери, то хозяин уйдет из дома, то есть бросит семью.

Образ другой женщины, зовущей его. Если хозяйка дома допускала это, то сама творила образ разрыва их семьи в будущем.

прялкипрялки2

Вышивка2

ВышивкаНельзя в доме свистеть, иначе умрет или самый старший член семьи или самый младший.

Свист – действие, указывающее на принадлежность к иному миру, миру природы, миру стихий.

Не сиди на пороге — заболеешь или умрешь.

Когда человек сидит на пороге, то дверь открыт, образуется сквозняк. А на сквозняке продуть может. А если человека продует, то он заболеет, а результатом болезни может стать смерть. Также порог – это место обитания душ предков. И если им не понравится неуважительное отношение со стороны их сородича к своему месту, то они его и наказать могут.

Если свекровь будет сидеть на пороге, то ее невестка оглохнет. Если зять будет сидеть на пороге, то его теща оглохнет.

Когда сидишь на пороге, то дверь будет обязательно открыта. Если дверь открыта, то возникает сквозняк. Благодаря сквозняку можно застудить любую часть тела. Женщина же, как правило, находясь в доме, находится у плиты, в теплом месте. И если она почувствовала сквознячок, значит, в помещении произошло нарушение процесса теплообмена. Также при открытой двери появляются дополнительные шумы. И если в такой ситуации один человек обращается к другому, то он вынужден повышать свой голос, то есть переходить на крик. Крик раздражает и для того, чтобы его не слышать, тот, к кому обращаются, незаметно для себя, глубоко на подсознательном уровне, перестает замечать этот крик, то есть повышает свой порог чувствительности. Что рано или поздно приводит к глухоте. В данном случае еще важен выбор пары: зять-теща, свекровь-невестка. Недаром существует такое количество всевозможных пословиц и анекдотов о зяте и теще. Уже в культуре за ними четко закреплены определенные образцы поведения. Поэтому ничего удивительного нет в том, что даже если у них очень хороший слух, при обращении друг к другу они не будут слышать.

Если чешется локоть, то придется спать на новом месте.

Локоть – одна из самых чувствительных частей тела. Человек еще не оказался на новом месте, он еще находится в своей кровати, но его тело уже готовится к новому месту, оно его обживает в мире образов, что и вызывает зуд. В карту тела включается новый образ, который начинает обживаться. Почесывания, зуд всегда связаны с какими-то предстоящими изменениями. Если зарплата предстоит завтра, а правая рука чешется сегодня, она потому и чешется, что в мире образов уже произошел пересчет денег. Также когда вспоминаешь, что завтра будешь получать деньги, на подсознательном уровне прокручивается образ того, как будешь брать их в руки и как будешь их считать. Ведь это приходилось делать не единожды, вот и свербит рука, чувствую деньги.

Если хочешь дом уберечь, то нужно воткнуть над дверью или в дверь иголку с ниткой.

Это так называемая «отвлекалка», которая даже если не будет приметна на первый взгляд, будет мешать непрошеным гостям войти в дом.

Часто теряешь ключи от дома, значит, скоро обворуют.

Теряешь свою собственность, значит, хочешь с ней расстаться, а один из самых простых способов – это обворовывание. В данном случае человеку следует задать вопрос самому себе, почему он хочет расстаться со своей собственностью. Потеря ключей – это предупреждающий знак для человека, находящегося вне себя.

Ключи куда попало класть — к ссоре.

Ссора происходит в том случае между двумя людьми, когда один из них по отношению к другому не выполняет договор и делает не так, как заранее договаривались. Положить ключи не на свое место и делать это постоянно указывает на то, что и в других ситуациях человек делает что-то не так. Следовательно, последует перебранка, которая может закончиться ссорой.

Если человек бьет или стучит по матице, то после этого он будет свою мать обижать.

К матице4 относились очень почтительно и уважительно. И подобное неуважительное отношение к матице, которая также имеет название матка, вызовет и непочтительное отношение к собственной матери. Это по закону прямого отражения происходит.

Нельзя сдирать с хлеба верхней корки, иначе ветер будет сдирать крыши с дома.

Верхняя корка соотносилась с верхней крышей дома. Поэтому сдирать корку – то же что и сдирать крышу с дома.

Под крышу втыкали освященную в Троицын день ветку березки для предотвращения удара молнии.

Природа молнии и света одна и та же. В то же самое молния быть не будет, то есть молния в себе подобное не ударит. Как правило, молния бьет в дерево. Если освященная ветка находится в доме, то дом становится защищенным весь. Весь дом освятить тяжело, поэтому освящали только веточку, оберегающая функция которой распространялась на весь дом. Ведь дом строился из бревен, которые когда-то были деревьями.

Через порог ничего не принимай, а то ссора будет.

Есть граница, препятствие, то обо что можно споткнуться и зацепиться, то есть помеха. А ссора – это тоже помеха в отношениях между людьми. И чтобы не создавать образ ссоры, не следует передавать и брать предметы через порог.

Тот, кто хорошо в голове ищет, тот будет хорошо управлять домом.

Искать в голове, значит, искать блох. А если человек умеет искать блох, значит, он обладает хорошим зрением, усидчив, внимателен, сосредоточен, отличается тщательностью. Всех этих качеств вполне достаточно для того, чтобы быть разумным хозяином. Также понятие «искать в голове» означало еще делать массаж головы или, как говорили на Руси, править голову, ладить ее. (Недаром перед тем, как богатырь или царевич в бой шел, он ложился спать, а царевна у него в голове искала. Не блошек царевна искала, а правила, излечивала богатырю голову). А если человек еще и целительскими свойствами обладает, то по уровню умений и социальный уровень занимать. Кто умеет это делать, тот и дом свой как в «физической», так и «духовной» чистоте содержать будет.

Дом лучше белить в то время, когда месяц начинает расти, иначе краска держаться не будет.

На растущий месяц краска лучше приставать будет. Надо сказать, что побелку домов всегда приурочивали к таким дням, когда это соотносилось с новым, чистым, белым. Например, на Страстной неделе, которая также называется Белой или Чистой, устраивали побелку домов, что символизировало собой творение белого света наново, ведь весеннее время – время рождения и обновления. Кстати появление дитя в этот мир ознаменовано фразой: «Родился на белый свет».

Купальской росой нужно кропить кровати и стены дома, чтобы не водились клопы и тараканы.

Потому что купальская роса обладает очень сильным очистительным действием. Именно в это время роса вбирает в себя всю природную силу. Также можно было окуривать травами, запах которых мог отвадить от дома всяких насекомых.

Нельзя ничего рубить на пороге, иначе бешеные собаки через порог бегать станут.

Вопрос о бешеных собаках связан с тем, как воспринимать то, что или кто появится после того, как границы между мирами будут порублены. Ведь каждый крестьянин знал в своей деревне всех собак наперечет. И если появлялась в деревне бешеная собака, то во избежание несчастных случаев, от нее избавлялись. Здесь же речь идет не об одной собаке, а о нескольких. Порубить что-то на пороге миров, значит, позвать кого-то из того мира.

При продаже дома стол обязательно передавали новому владельцу.

Чтобы и стол в доме стоял, и дом на земле стоял, и человек в этом доме стоял, значит, жил. Также стол – это образ Божьей ладони.

Если мыши покидают дом, значит, будет пожар.

Самой распространенной причиной пожара был уголек закатившийся в какую-нибудь часть избы, например, в подпол. В таком случае пожар начинался не сразу. Прежде в течение какого-то времени происходит процесс тления, то есть идет медленное разогревание того, что через некоторое время загорится. Таким образом происходит выделение тепла. Животные заранее чувствуют приближающееся несчастье. Они чувствуют изменение теплового режима в помещении и покидают его, чтобы спастись. Те мельчайшие изменения, которые происходят в атмосфере и которые далеко не всегда может уловить человек, улавливают животные. В связи с чем огромное количество примет было связано именно с животными и насекомыми.

Если девушка отказала сватам, и те хотят ей отомстить, чтобы она никогда не вышла замуж, сваты должны при выходе из дома налить на дверные петли несколько капель водки.

Если речь идет о металлических петлях, то попадание не металл капель спирта повлечет за собой его разрушение. Петли станут ржавыми, а открывающаяся и закрывающаяся дверь начнет скрипеть. А скрип всегда раздражает. Также понадобится дополнительная трата денег, чтобы заменить дверные петли. На более тонком уровне капли водки, попавшие на дверные петли, будут распространять тонкий запах алкоголя. И что-то глубоко внутри человека будет его не устраивать, но что, в таком случае, сказать сложно, ведь распространение запаха алкоголя будет еле заметным и чтобы ощутить его надо обладать тончайшим обонянием. Если же человек не может найти причину раздражения, а запах водки является провоцирующим запахом, то это будет постоянная помеха. А любая помеха должна быть убрана. Это как та горошина, которую принцесса почувствовала под несколькими пуховыми перинами. И пока помеха не будет устранена, человек не сможет быть сосредоточенным и целостным. На уровне подсознания его всегда что-то будет отвлекать.

Дров на печи держать нельзя, иначе скот будет худеть.

Дрова – сухие полешки, а если их еще и на печи держать, то они совсем усохнут. Как полешки высыхают, так и скот сохнуть будет. Дело том, что прежде чем пасти скот, пастух договаривался с лешим о том, что звери лесные его скотинку есть не будут. А вместо скотины звери видели всякие сухие пеньки да сучья.

Если лишай или рану на коже смазать оконным потом или пеной от горящих в печи дров, то кожные заболевания исчезнут. Это нужно делать мизинцем правой руки. Сначала нужно обвести круг на полене или стекле, а потом обвести больное место на коже.

Функции очистки выполняет в нашем организме кожа. Если на коже образовалась язва, то, значит, в этом месте идет очень активный процесс выделения. Все, что выделяется из организма, попадает в воздух. А все что летает в воздухе оседает в том числе и на окне и там подвергается процессу конденсации. И при образовании оконного пота в нем будут содержаться те же вещества, что и в организме больного человека, только в малой дозе. И при нанесении оконного пота на рану человека, будет работать гомеопатический закон: излечение подобного подобным. (То же касается и пены от горящих в печи дров). Что же касается действия обведения круга сначала на полене или стекле, а затем на теле человека, то это есть передача болезни с одного предмета на другой. И та болезнь, которая разрушает тело человека, не будет разрушать тот предмет, на который ее переносят.

При кровотечении из носа следует наложить на шею дверной висячий замок, который должен быть замкнут.

Для того, чтобы так же как замкнут замок, была и кровь замкнута.

Нельзя на столе сидеть, иначе кто-то из близких родственников умрет.

Это вызывающее поведение и не подобающее обычаю.

Если человек садится на стол, то он садится на ту часть стола, которая закреплена за одним из членов семьи за трапезой. Так как за столом все имели свои места. И если того, кто садится, не прогоняет тот, чье место он таким образом занимает, значит, этот человек не в силах это сделать. А если человек не в силах этого сделать, значит, человек болен и болен так серьезно, что ему уже не до проблем, происходящих в этом мире, следовательно, этот человек скоро умрет.

Нельзя самку бить коромыслом, иначе новорожденные животные будут иметь кривую спину.

Потому что коромысло представляет собой форму дуги, а также коромысло носили на плечах, верхней части спины. Поэтому и нельзя бить самку коромыслом. А также коромысло при ударе только и ляжет на спину, вне зависимости от объемов тела животного.

Тот, кто на печи сидел, тот считается своим, а не чужим.

Про счастливого человека говорят: «В печурке родился!»

Значит, Батюшка-Огонь при родах пособлял и в течение всей жизни защищать и оберегать будет.

После возвращения в дом после долгого отсутствия человек должен был обязательно подержаться за печь или за матицу.

Человек заключал таким образом договор на то, что вновь в этом доме жить будет со всеми его обычаями и порядками, а печка-матушка за это его кормить и обогревать должна будет.

Девушке нельзя сидеть на подоконнике, иначе она замуж не выйдет.

Если девушка сидит на подоконнике, значит, она всячески пытается продемонстрировать себя. Ее поведение вызывающе и нескромно. А нескромных и невоспитанных девушек не любят, значит, и замуж ей будет не выйти – не возьмут.

На ночь всегда следует подмести избу, для того, чтобы ангелам было чисто прохаживаться.

Нельзя, чтобы парню заметали веником ноги, в противном случае его не будут любить девушки.

О подобной примете речь шла выше в разделе, посвященном свадьбе-женитьбе.

После того, как невеста уезжала венчаться, обязательно мыли весь пол в доме, чтобы девушка больше не вернулась к родителям. (То же делали после выноса из дома покойника).

Таким образом «вымывали», отсоединяли девушку от отчего дома. Замывали её след, ее путь в отчий дом.

Если в доме подметать веником из полыни, нечистая сила не заведется.

Запах полыни отгонит не только всякую нечисть, но и всяких насекомых.

Когда в доме подметаешь, мети не к порогу, а от порога — не то все богатство выметешь.

Это совсем не означает, что грязь должна остаться в доме. Но грязь не должна выбрасываться из дома, ее сжигали в домашней печи.

Если девушка плохо моет порог дома, то у нее будет рябой муж.

Пятна и соринки оставляет.

Веник, топор, кочерга ни в коем случае не должны были располагаться выше стола.

Если данные предметы будут находиться выше уровня стола, то та грязь, которая есть на них, будет распространяться в доме. Сажа с кочерги может выпачкать одежду, пыль с веника может попасть в еду. Поэтому каждому предмету должно соответствовать в доме определенное место. Это что касается бытового уровня понимания этой приметы. Что же касается мифологического уровня, то в нижней части избы жили божата: домовые, кикиморы, а в верхней, на божнице – Боги. Внизу в венике жил домовой, за печкой – кикимора. Батюшка-Бог на небе – наверху, а божата на земле. И за каждым свое место закреплено, как в макрокосме (на Земле), так и в микрокосме (в доме).

Веник должен стоять в углу ручкой вниз — это спасает от злого глаза.

Потому что в «распушенной» части веника живет домовой.

Веником били плодовые деревья, чтобы они лучше плодоносили.

Таким образом очищали деревья от насекомых.

Старый веник (вещи умершего, святочный мусор) относили на болото, чтобы в поле не было сорняков.

Как вещи умершего в доме мешают живым людям, постоянно о нем напоминают, отвлекают от земных дел, так и сорняки в поле мешают культурным растениям расцветать и плодоносить. Вот и относили старые веники на болото, подальше, куда лишний раз без нужды не заглянешь, а значит, в неурочный час не вспомнишь.

Старым веником били маслобойку, если плохо удавалось масло или веник подкладывали под нее.

Так маслобойку наказывали за то, что в ней масло плохо взбивалось.

Если говорили, что пора на веники, то это означало, что пора умирать.

Никакой печи нельзя остав­лять открытой, потому что чужие люди будут осуждать кого-нибудь из членов семьи.

Открытая печь, то же что и сор из дома выносить.

В случае пожара дома из-за печной топки, один из членов семьи должен раздеться донага и с кусочком артоса (квашеного хлеба, освященного церковью в первый день после Пасхи) в руках обежать три раза вокруг дома, всего места и даже деревни, чтобы предупредить распространение пожара.

Голый человек является гарантом того, что люди обратят на него внимание. Человек без одежды – человек обезличенный. И если даже бежит хорошо знакомый всей деревне человек он является не Петром, Павлом и т.д. а стягом, который всех привлекает на место происшествия. А если учесть, что в его руках кусочек артоса, который в данном случае олицетворяет собой икону, то получается, что бежит не человек, а святыня. И это освобождает человека от ответственности за нарушение правил приличия. И если тот, кто видел происходящее не придет на помощь, то может быть наказан.

Какими бы благоприятными условиями не обставлялась постройка дома, в нем обязательно и чем скорее, тем лучше должен быть мертвец, как возмездие деревьям за прекращение их жизни. Обы­кновенно нужно ожидать смерти старого, или хилого семьянина. Также пока в новом доме не появится покойник, этот дом, эта семья не будет включена в цикл смертей-рождений.

Когда дом часто трещит, в нем следует ожи­дать опасного заболевания кого-нибудь из старших членов семьи, при чем, если трещит в куту, покойником в доме будет мужчина; когда же по запечью, то умрет женщина.

Четыре угла избы отвечают четырем покоям: передней, гостиной, спальне и стряпной. Кут – это придверный угол, прилавок, находящийся в этом углу назывался коник. А лавка у входа и была мужским местом в дому. Но в других местах кутом назывался бабий угол. Печка – это исконно женское место. Поэтому в чьем углу трещит, тот и заболеет. Домовой или домашние зверушки очень чувствительны к изменениям, происходящим в окружающем мире. И таким образом они предупреждают, так как по малейшим изменениям в теле человека чувствуют приближение его смерти.

Если раскололась печь, значит, умрет хозяйка-большуха (старшая в семье женщина).

Печь – женское место.

Жильцы дома должны ожидать какого-нибудь несчастья в том случае, если пригнездившаяся в доме вольная птица внезапно оставила гнездо, или не возвратилась к нему весною.

Нельзя выливать помоев и другой жид­кости в подпечье, потому что посаженные в печь хлебы не будут подходить, румяниться и выпекаться.

Что происходит с печкой, то происходит и с хлебом. Как хозяйка относится к печке, так и печка «отнесется» к людской пище. Если хозяйка ухаживает за печкой, то и печка уважит хозяйку, испечет пышные и вкусные хлебы.

Нельзя строить светлого овчарника, то есть с окнами и скважинами в стенах и дверях: в таких хлевах ягнята будут рождаться слепыми, а овцы не станут любить их.

Если делать окна в овчарнике, то для этого нужно ставить двойные рамы, стекла. Это слишком накладно для крестьянского хозяйства. Если же обходиться какими-то более дешевыми материалами, например бычьим пузырем, то в овчарнике будет холодно, а если будет холодно, то ягнята будут рождаться или мертвыми или с отклонениями, например слепыми. Закрытое помещение сохраняет постоянный тепловой режим в помещении.

Когда скотина не плодится, то под каким-нибудь углом дома черт положил свое сухое яйцо, которое без­отлагательно следует отыскать и уничтожить.

Черт – это тот же маленький божонок как и домовые, лесовые, дворовые и т.д. только глупый и дурной. У каждого черта была своя конкретная функция, которую он должен был выполнять. Но чтобы не выполнять эту функцию, он искал способы, как увильнуть от ее выполнения. Ведь если черт обладает яйцом, значит, он его хранит с какой-то вполне определенной целью. Яйцо является символом оплодотворения. И пока яйцо у чертенка, все в порядке, скотинка плодится, то есть черт и послан на землю Богом, чтобы отвечать за плодовитость домашнего скота. Но как только чертенок куда-то положил яйцо, решил от него избавиться, то сразу же начинаются проблемы. А чертенок просто захотел погулять и отдохнуть. Для этого надо найти это «яйцо» и вернуть его чертенку. То есть надо найти предмет, похожий на сухое яичко, положенный в каком-нибудь неурочном месте, то есть не своем, и уничтожить. Таким образом яйцо опять попадет к чертенку, так как уничтоженное попадает в другой мир, и чертенок приходит из другого мира. И тогда равновесие будет восстановлено.

Уважаемые читатели, вероятно, Вам очень непривычно читать такие объяснения и слышать, что черт – это божонок. Дело в том, что чертей на Руси после установления Христианства стали называть еще и демонами. Если Вы заглянете в словарь иностранных слов, то без труда найдете слово «демон» и его перевод с греческого языка: daimon – божество, дух. А дальше последует объяснение, что демон в христианской мифологии – это дьявол, злой дух. Отрицательными качествами природные силы стали наделяться только с приходом Христианства. Многие божества славянского пантеона были забыты и специально вытеснены, какие-то незаслуженно отправлены в разряд нечисти, но все они есть проявления единого бога-творца Рода. С силами нужно уметь договариваться и управлять ими, для этого и были в деревнях ведьмы, колдуны и знахари.

Когда в отстраиваемом хлеву завелись муравьи прежде, чем туда помещен скот, последний будет размно­жаться в нем до числа заползших муравьев.

Муравьи – символ множества и изобилия. По количеству муравьев и судили о количестве будущего приплода.

Порча дома

Порчу дома наводили в том случае, если хозяева чем-то обидели плотников во время работы: не заплатили им по условленному договору, плохо кормили, плохо поили. Если хозяйка во время постройки дома все время жаловалась, что плотники много едят. То они могли ей посадить кикимору, которая каждый раз, как только хозяева будут садиться за стол, будет произносить: «Убирайся-ка ты из-за стола!», — а если не послушаются ее, то она начинала швыряться подушками и одеялами. Для того, чтобы в дом посадить кикимору, нужно было под матицу положить свиную щетину или же построить дом на том месте, где был зарыт неотпетый покойник или удавленик.

Если плотников хозяева чем-то рассердили, то они в последний ряд, под главную балку (матицу), клали куколку, сделанную из щепок и тряпок, которая символизировала кикимору. После чего по ночам в таком доме спать будет невозможно, так как постоянно будет слышаться голос плачущего ребенка. Чтобы избавиться от порчи надо достать эту куколку и бросить наотмашь, а потом в печь; или под коньком на крыше прилаживали длинный ящичек без передней стенки, набитый берестой, и тогда в ветреную погоду был слышен плач и вой, вздохи и крики.

Когда за мастерами плохо ухаживали или же между ними был недруг, то нужно было опасаться, как бы они не навели на дом порчу, скорого гниения дома, истребления дома пожаром, бурею и даже скорой смерти жильцов. Обычно это делается за рубкою первого бревна. Ударяя крестообразно топором по бревну и держа в уме задуманную порчу, мастер говорит: «Гак! Пускай будет так!», — и то, что он задумал, то непременно сбудется. Но если кто-то узнает задуманное мастером, он должен раски­дать первый венец, тогда порча пропадет бесследно и обратится на мастера.

Чтобы в доме не было житья плотники тесали бревна не вдоль, а поперек и приговаривали при этом: «Дому не стоянье, дому не житье, кто поживет, тот и помрет».

После окончания работы плотники могли высказать такую «благодарность»: «Ну, тетка, тебе не спасибо, вовек будешь помнить, как ты нас поила, кормила».

Для того, чтобы избежать порчи, необходимо задабривать плотников и выполнять все условия договора. Когда сговорятся – пьют заручное, когда положат первый ряд основных бревен – пьют обложейное, когда заготовленный сруб перенесут и поставят на указанное место, опять пьют или мшат избу. Пьют и при установке матицы.

Домовой

Домовой появляется из яйца, снесенного петухом, которое необходимо шесть месяцев носить под мышкой с левой стороны, тогда вылупится змееныш-домовой.

Печь – место обитания домового, помимо веника и мусора.

Домовой обитает не просто во дворе, а около специально подвешенной для него ветки, ведьминой метлы, сосновой или еловой ветки с очень густой хвоей.

При переходе в новый дом использовали горшок для того, чтобы перевести в нем домового. Также в горшке переносили и угольки из старой печки, приглашая домового таким образом в новый дом.

Мусор переносили из старого дома в новый дом, чтобы перенести с собой домового.

Чтобы домовой не перевелся, нужно в угол бросать мусор.

Перед пожаром домовой плачет, предупреждая хозяев о предстоящем несчастье.

Передний угол в доме трещит — несдобровать хозяину, так как обидел чем-то домового.

Если хотели избавиться от домового, который портил скот, то окуривали углы дома освященным маком и говорили: «Домовой, иди домой, эта хата моя!».

От проказ домового избавлялись следующим образом: помещали в конюшне медвежью голову, убитых ястреба или сороку, зарывали под домом череп козла, окуривали дом медвежьей шерстью или обводили вокруг дома медведя.

Таким образом призывая Бога Велеса, чтобы он помог утихомирить домового.

Прежде чем заходить в дом или хлев, нужно кашлянуть, чтобы не повредить домовому.

В отсутствии хозяина дома домовой носит его одежду. Если пропала какая-то вещь из дома, то надо привязать к ножке стула платок и сказать домовому: «Поиграй, поиграй да отдай!» Вскоре потерянная вещь найдется. Но взамен нужно положить домовому какую-нибудь тряпочку или сшитый из тряпочек мячик, чтобы он мог играть. Или: взять небольшой деревянный клинышек, заколотить не до конца в щель пола и сказать:

«Господи, благослови!

Бес беса, дай мне

(название потерянной вещи)

А то клин заколочу

И не выколочу!

Аминь! Аминь! Аминь!»

Если человек увидел домового, и последний идет впереди, то человек умрет, если сзади, — то человеку грозит беда.

Если хозяин уходил из дома, то для того, чтобы вместе с ним не ушел домовой, печь загораживали ухватом или заслоняли заслонкой.

Чтобы увидеть домового, нужно написать на небольшом клочке бумаге следующие слова: «Приходи вчера», — затем положить на стол и уйти из дома. По возвращении можно увидеть приходил домовой или нет.

На печи домовой располагается вдоль, поэтому спать можно было только поперек печки, чтобы не помешать домовому.

Домового можно увидеть, если взглянуть на него через хомут или если влезть на печку и надеть на себя хомут.

Чтобы в доме все было в порядке в течение всего года, необходимо 14 октября засидеть Покров всей семьей и закормить домового.

Чтобы задобрить подпечного, для него под печку клали корочку каши.

Духа-подпольника можно увидеть, встав не третью ступеньку ведущей в подполье лестницы и поглядев между ног.

Баня

Эпиграфы:

Баня все грехи смоет.

Баня парит, баня правит.

Баня – строение или покой, где моются или парятся, не просто в сухом тепле, а в пару. Существовало строго определенное время, когда можно было топить баню. Обычное время еженедельного очищения-омовения – суббота. Время для бани выделялось, как правило, после обеда, ближе к вечеру, но не ночью.

Запрещалось топить баню в воскресные и праздничные дни. Исключение делалось только для родильниц, ибо их полагалось водить в баню немедленно после родов в любой день.

Растапливать баню, как правило, полагалось женщинам, они же делали щелок для мытья и убирали баню после того, как все помоются. Мужчины топили баню только в исключительных случаях, когда это по каким-то причинам не могла (или, по обычаю, не должна была) делать женщина.

В баню никогда не ходили поодиночке. В банях по одному не парились. При обычном субботнем мытье ходили ватагами или парами – небольшими партиями из двух или более человек. Во многих местах было принято ходить мужу с женой, с собой брали детей. Порядок хождения супружеских пар с детьми существовал в основном там, где в каждом хозяйстве была своя баня; тогда первыми шли большак и большуха (старшие члены семьи), а потом попарно женатые дети. В тех случаях, когда баня использовалась одна на несколько дворов, порядок был иной: сначала парились все мужчины, потом женщины, потом старики. Однако в некоторых местностях, где бань было мало, сохранялась традиция мужчинам и женщинам мыться вместе.

После бани человек словно рождается заново. Это происходит даже после обычной, субботней бани, что отражено в пословицах: «Баня – вторая мать наша», «После парной будто вновь на свет родился».

(Интересен тот факт, что в некоторых местах было принято топить баню после каждого сексуального контакта. На эту особенность московского быта указывали еще иностранцы, бывавшие в России в 16–17 вв.)

Когда месяц на исходе, то можно рубить баню, в таком случае баня будет чистой и болезни приставать не будут.

На банище, где стояла баня, ни в коем случае нельзя строить дом, в противном случае мышь поест все или клопы одолеют. Или баенник не даст покоя и придушит весь домашний скот. В таком случае не поможет даже подкладывание денег под венцы, ни разведение муравейника посередине двора.

Камни для каменки брали такие, на которых с утра росы не было. Камни должны быть сухими, чтобы потом от них жару было больше.

Гораздо лучше употреблять в бане воду, нагретую раскаленными камнями, чем вареную, потому что такая вода не только уничтожает, но и предупреждает заболевание, которое переходит на камни, отчего последние обыкновенно растрески­ваются.

Нельзя стоять и сидеть на банном пороге, даже прикасаться к нему нельзя.

Существует запрет на шум в бане: нельзя стучать, громко говорить, браниться, торопить друг друга, чтобы не оскорбить баянника, а, вымывшись, оставляют ему веник и воду и приглашают помыться.

Опасно проклятие в бане, так как оно тотчас сбывается

Когда впервые топили новую баню, бросали сверху на печь соль.

Невесте ни при каком случае не позволяют париться; это очень дурная примета: выйдет замуж, и ее муж шибко парить станет.

Новой ложкой хлебает молодая жена щелок на второй день после свадьбы: сладкий или нет, если сладкий, то хорошо будут жить.

На другой день после венчания молодых водили в баню, после которой их кормили саламатой, чтобы дети у них рождались белыми.

Когда молодая жена на второй день после свадьбы шла в баню, то бросала копейку на каменку, чтобы быть счастливой. Таким образом заключала договор с баней.

Невесту после бани поили пивом из колокольчика, чтобы ей веселее было жить.

Сирота не должна топить баню для невесты, чтобы не осиротела скоро невеста.

В банях мыться можно только замужним женщинам, вдовам и девушкам нельзя, если только с молитвой.

В бане стирать нельзя, так как баня место чистое.

Девушки парились перед Ивановым днем вениками, сделанными из ивановских трав и цветов; потом по этим веникам гадали, бросая их в воду или на полок, в какую сторону веник упадет, оттуда и жениха ждать.

На Иванов день делают и обрядовые веники из разных пород деревьев и трав: березовые, ольховые, черемуховые, ивовые, липовые, смородиновые, калиновые, рябиновые и кладут разные цветки, но обязательно должен присутствовать цветок иван-да-марьи. После того как человек попарится таким веником нужно перебросить его через голову или через крышу и посмотреть, как он упал. Если веник упадет вершиной к погосту, то человек в следующем году умрет, если он упадет не вершиной, то человек останется жив. Упавший веник укажет направление, куда через некоторое время должна переместиться душа.

Для того, чтобы смыть тоску, баню топили для участников похорон, в нее ходили после поминальной трапезы. Для души покойника оставляли третий пар, чтобы он также мог попариться.

Пить в бане воды, приготовленной для мытья, даже если она и чистая нельзя, если же вода в бане попала в рот случайно, человек не допускался к причастию.

После невесты девушки входят в баню и умываются невестиной водой, чтобы поскорее выйти замуж.

Чтобы поскорее выйти замуж, мыло невесты делили между собой ее подруги.

Чтобы уберечься от бесплодия, девушки старались помыться водой, оставшейся после мытья родильницы.

Если девушка хочет присушить парня, то она должна идти в баню, взяв с собой сковородку, и сидеть на ней во время мытья. Мыльная вода, скопившаяся на сковороде, несколько раз вращается около стенок сковороды и девушка приговаривает: «Как эта вода вращается около сковороды, так пусть такой-то парень ходит постоянно около меня». Потом эту воду приносят домой и на ней пекут пироги для присушиваемого парня.

После бани нельзя смотреться в зеркало, иначе жена будет косая.

Веник, которым девушка мылась перед Ивановым днем, хранили вместе с кусочком мыла, коровьего масла с полотенцем, старинной серебряной монетой, солью, пясточкою ржаной муки и иногда с лентой от косы для того, чтобы девушка стала более привлекательной.

На второй день после свадьбы молодых тащат в баню на бороне насильно и кричат по дороге: «Присохло!», и молодая должна при этом поцеловать мужа, чтобы в супружестве не разлучаться.

Невесту перед баней специально наряжали в плохое, ненарядное платье, снимали с нее все украшения, чтобы ее не сглазили.

В бане льют на каменку мед, кидают хмель и хлеб зерновый, чтобы молодым жить в меду и богато.

Охотник, рыбак, отправляющийся в баню перед охотой и рыбалкой, будет удачлив в своем промысле.

Белье и одежду оставляли в бане и для мертвых, когда топили ее в поминальные дни.

Чтобы узнать выйдешь замуж в этом году или нет, девушки кидались в бане мылом, если попадешь, то замуж выйдешь.

Если муж с женой хотели расстаться, то говорили: «Черт с тобой, не живи со мной; пойдем в баню да разведемся!»

Сходиться мужчины и женщины могли в бане, если принять во внимание тот факт, что существовали общие бани. А если сходились в бане, то где же расходиться? Тоже в бане, где и проходили обряд отсоединения друг от друга, омывшись водой. С другой стороны, слово «разведемся» в данной примете имеет, как минимум два значения: 1. «разведемся» – разойдемся в разные стороны, расторгнем свой союз; 2.«разведемся» — расплодиться, размножиться. В каждой семье бывают размолвки, одним из способов разрешения которых являются именно супружеские отношения, которые нередко происходили в бане. Поэтому, с одной стороны, эту фразу можно рассматривать как решение расторгнуть союз, с другой – как попытку примирения.

23 мая, на следующий день после дня святого Николая женщины выходили на улицу с вениками и каждого встречного парили и обливали водой, приговаривая при этом: «Я тебя попарю, я тебя поправлю», — делалось это для того, чтобы дети были.

Если супруги провели ночь вместе, то им сначала необходимо было сходить в баню, прежде чем подойти к иконе.

Баенник

Банник имеет железные руки; он зол, истязает и замучивает до смерти, особенно по ночам на праздники и на святки, тех, кто приходит в баню не благословясь или около полуночи.

При входе в баню произносили следующие слова, обращенные к баеннику: «Парна баенка, пустая хороминка, хозяин да хозяюшка, пусти помыться-погреться, нам на здоровье, тебе на отдыханьице» или же обращались к самой бане: «Тебе, баня, на стоянье, а нам на доброе здоровье!» Если баенника и его семью не поблагодарить, то он мог задушить, запарить, затащить на каменку и содрать кожу с неблагодарного человека и повесить кожу сушиться на печку.

Входя в баню с роженицей, бабушка-повитуха отковыривает ножом от кирпича из каменки четыре камешка, кладет их в горячую воду, затем берет руками по одному и бросает в каждый из углов бани со словами: «Этот камушек в уголок, черту в лоб!», — и так четыре раза повторяет.

С молитвой и закрывали баню после мытья; если этого не сделать, туда могли зайти кикиморы. При прощании с баенником произносили следующую фразу: «Прости меня, пастырь! Оставайся, пастырь!»

У баенного хозяина хранится шапка-невидимка, которую можно получить раз в год. Для этого необходимо пойти в Пасхальную ночь в баню, положить нательный крести и нож в левый сапог, сесть лицом к стене и все проклясть. Тогда из-под полка должен появиться старик с шапкой-невидимкой. После получения такой шапки в праздник Вознесения человек мог стать колдуном. Также у баенника водился беспереводный целковый, чтобы его получить, нужно спеленать черную кошку и в полночь бросить ее в баню с приговорм: «На тебе ребенка, дай мне беспереводный целковый!», — но затем быстро выбежать и крестом очертить себя три раза.

1 Мандала — модель мира, образ мира.

2 Задорожка — это перекладинка, прибитая к печке с боковой наружной стороны, одним концом вделанная в стену, а другим – к столбу, на котором мастерятся полати.

3 Плашмя – лежмя, лежняком, плоскою, долгою, широкою стороною книзу.

4 Матица или матка – балка, брус поперек всей избы, на котором настлан накат, потолок.

Читать далее…